Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Ёса

«Твой сын не такой, как был вчера…»

Хостинг картинок yapx.ru Хасэгава Син (長谷川伸, настоящее имя — Синдзиро:, 1884—1963) прожил долгую жизнь и много писал в разных жанрах, в том числе и для Кабуки. Мы уже пересказывали пару его пьес — про борца-сумоиста, ставшего бандитом, и про азартного игрока. Действие обычно происходит в условно-токугавские времена, но с отсылками ко вполне современным темам, и почти всегда эти пьесы мрачны, хотя и оставляют для героев какую-то надежду. (Или не оставляют — как в пьесе «Усимацу во тьме» о поваре, который из невольного убийцы становится убийцей вполне сознательным и едва ли не серийным…) Кстати, под конец жизни сочинения Хасэгавы Сина стали охотно экранизировать.
Вот пьеса «Клетка» (檻, «Ори», 1937 год) — один из самых необычных образцов «пьес про проклятие».Collapse )
Мидзару

Хэйанские байки: Гадатель всё подстроил!

Вот еще одна подозрительная история из «Стародавних повестей».

27–23. Рассказ о том, как в краю Харима демон явился в дом к человеку и был застрелен

В стародавние времена в краю Харима в уезде [пропуск] умер один человек, родные его решили: справим по нём положенные обряды! И призвали гадателя, знатока Тёмного и Светлого начал [оммё:дзи]. А тот говорит: теперь в такой-то день в ваш дом явится демон, нужно всячески беречься!
Семья, слыша такое, очень испугалась, устрашилась, спрашивает: так что же делать?
Collapse )
Ясу

Британская комедия в Кабуки


Японцы всегда любили перекладывать на свой лад понравившиеся иноземные произведения. Примеров тому много — от «Речных заводей» и «путешествия на запад» до фильмов Куросавы. В Кабуки от этого тоже не отказывались, хотя в токугавские времена сильно мешали цензурные запреты «на всё заграничное», так что проходила в основном лишь опробованная многовековая классика. После Реставрации Мэйдзи всё стало гораздо проще, и драматурги довольно охотно занялись переделками европейских пьес — как старинных (например, шекспировских), так и более или менее современных и модных. Об одном таком случае мы сегодня расскажем, тем более что тут переписывал западную комедию не кто-нибудь, а Каватакэ Мокуами, едва ли не лучший кабукинский автор XIX века.
Collapse )
Но

«Нам электричество даст водки с колбасой…»


























Рекламные сугороку чётко делятся на две группы: одна предлагает продукцию какой-либо фирмы (среди них есть очень любопытные, ещё покажем), а другая, так сказать, просветительская, — вообще какой-то род новых товаров, независимо от производителя. К новогоднему выпуску токийского журнала «Электричество дома» за 1927 год прилагалась соответствующая игра: «Электричество дома: обучающее сугороку» (電氣教育雙六, «Дэнки кёйку сугороку»), довольно симпатичная. На начальной клетке — невеста в полном уборе и глубоком недоумении: ей на свадьбу надарили множество электроприборов, а она не понимает, зачем они нужны. Так пусть изучает!



Collapse )
Кладжо Биан

Василий Радлов на Алтае (2)


Продолжаем очерки В.Радлова о его путешествии по Горной Шории (начало здесь):

«Еще выше по Мрасу я проехал улус Тос и потом деревню Челей, расположенную в 100 км. Она состоит из 15 бревенчатых хижин с плоской крышей и без печей. Избы прямоугольные, и по длинной стороне на середине крыши имеется прямоугольное дымовое отверстие аршина два длиной. Стена у отверстия и пол в хижине выложены глиной, и под дымовым отверстием на полу всегда горит большой огонь. В глиняной стене сделаны отверстия, в них втыкают палки, на которые вешают котел. Внутри хижины по стенам тянется скамья высотой в полфута и шириной в четыре фута, выложенная березовой корой. Под крышей укреплены горизонтальные жерди, и на них перекинуты платья, утварь, сети, ружья и прочее имущество жильцов дома.
Уровень культуры здешних жителей много ниже, чем в низовьях Мраса, робкие и боязливые, они бегают от чужих людей, и лишь подарки могут удержать их в селении. Этот страх перед русскими имеет свои основания, так как они видят от них немного добра. Единственные русские, известные им, это — купец, притесняющий и разоряющий их, священник, сущность которого им совершенно непонятна, или грубые, распущенные парни из золотомоен.
Лишь постепенно жители становились доверчивее, собирались у моей палатки и пускались со мной в разговоры.
Collapse )
Сару серьёзный

Очень разный Кобаяси Киётика


На каком художнике закончилась в Японии эпоха «старых печатных картинок» и началась пора «новых», согласия нет. Один из претендентов — это Кобаяси Киётика (小林 清親), вполне успешно совместивший «старые» и «новые» жанры — и, в частности, положивший начало японской газетной карикатуре. Работы у него разнообразные и почти все любопытные. О некоторых мы тут и расскажем. Киётика поощрял, а иногда и сам запускал самые эффектные слухи о себе любимом — и разобраться, что в его жизни правда, а что выдумка, не всегда просто.
Collapse )
Ясу

Погоня, или Игра в сугороку по-кабукински

1
Мы уже не раз видели, что среди старых пьес Кабуки (особенно — переделанных из кукольных) многие сейчас не ставятся целиком — слишком они длинные и громоздкие. Вместо этого для постановки выбирается одна или несколько сцен, составляющих более или менее завершённое целое. Поскольку это классика, большинство японских зрителей всё равно представляют, из какой истории это отрывок. Так обстоит дело и с пьесой «Путь через перевал Ига: дорогами сугороку» (伊賀越道中双六, «Игагоэ до:тю: сугороку», 1783 г.). Сочинил её уже хорошо знакомый нам Тикамацу Хандзи на пару с Тикамацу Касаки; как всегда, Хандзи писал для кукольного театра, и, как обычно, его пьеса была немедленно переделана для Кабуки. Однако и пьеса двоих Тикамацу была, в свою очередь, переделкой двух кабукинских пьес, поставленных несколькими годами раньше — «Пересадка на станции близ перевала Ига, или Плащ от дождя» и «Ночлег красавицы под вишнями»; такой «обратный ход заимствований» — штука нечастая. Так или иначе, писал Хандзи лучше своих предшественников, и на кабукинской сцене в итоге закрепилась именно обработка его версии.

Collapse )
Лалаи

Мой любимый китайский роман (2)

(Окончание. Начало здесь)

Одна из главных тем полуголодного автора — это, конечно, еда; герои питаются подробно, и неважно, скудные ли это лакомства с лотка уличного разносчика или пышный пир в доме большого сановника — всё будет с тщанием и аппетитом перечислено. А уж на свадьбах угощению уделяется неизменно больше внимания, чем молодожёнам.Collapse )