Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Ёса

"Таки жив!"

Хостинг картинок yapx.ru
Актёры Кабуки очень редко становились персонажами пьес Кабуки, но уж если становились, то надолго. Где-то в XVIII веке один из них, по имени Кохата (или Обата, или Кохада) Кохэйдзи был зарезан собственной любовницей (больше он, собственно, ничем не прославился); в 1808 году знаменитый Цуруя Намбоку Четвёртый, мастер ужасов, сделал из этого случая пьесу «Повесть цветных шелков», где убитый актёр являлся после смерти в виде призрака. Потом эту историю охотно переделывали — и об одной из таких переделок, уже из времён «нового Кабуки», мы и расскажем.
Название у неё простое, но не так легко переводимое — «Оживший Кохэйдзи», или «Кохэйдзи жив», или даже «Кохэйдзи таки жив!» (生きている小平次, «Икитэ-иру Кохэйдзи»). Её написал в начале 1920-х годов Судзуки Сэндзабуро: — автор молодой, талантливый и очень рано умерший, так что пьес у него всего с десяток. Он скончался, не дожив до премьеры «Кохэйдзи» в 1925 году, ему тогда было около тридцати. Но пьеса — короткая, с очень малым числом действующих лиц и выразительными характерами — имела бешеный успех, ставится до сих пор и экранизирована по крайней мере дважды или трижды.
Вот что в ней происходит (фотографии будем давать и из старых постановок, и из новых).
Collapse )
Араб1

Аббасидские байки: Влюблённые-самоубийцы


Ислам всегда очень жёстко осуждал самоубийство — недаром и до сих пор уровень самоубийств в исламских странах заметно ниже, чем в остальном мире. И героев-самоубийц в арабской, персидской и турецкой литературе поэтому почти нет. Но одна лазейка оставалась — и пошла она от ещё доисламских, бедуинских традиций. Это очень распространённый сюжет: несчастная любовь — или без взаимности, или с препонами со стороны родичей, влюблённые вздыхают, страдают, иногда сходят с ума и в конце концов умирают от горя. Вот эти жалостные истории — про Меджнуна и Лейлу, про Джамиля и Бусайну, про множество безымянных страдальцев, особенно из арабского племени узритов (гейневский «Азра» как раз из этой традиции) получили могучую поддержку ислама. Сам пророк Мухаммед сказал, что влюблённые, которые не могут воссоединиться, хранят целомуденную верность друг другу и умирают от любви, приравниваются к мученикам, павшим на войне или погибшим во время паломничества. Collapse )
Ёса

Многоликая Касанэ (2)

(Продолжение. Начало: 1)

Никогда в Кабуки (по крайней мере, домэйдзийском) герой не сдаётся страже без боя. Так и здесь: Ёэмон взмахивает мечом и яростно сражается с превосходящими силами правоохраны. Тем временем близится полночь, свет меркнет, черные фигуры бойцов едва видны — но видно, что Ёэмон ранит то одного, то другого преследователя. У одного из стражников ему удаётся выхватить свиток, улику, старое письмо Кику к её преступному возлюбленному — и пока идёт бой, хор нараспев читает вслух давние страстные строки.Collapse )
Ёса

Многоликая Касанэ (1)

Страшные истории (кайдан) в Кабуки предпочитали ставить жарким летом — чтоб зрителей приятный холодок по спине подирал. Пересказывать их тоже можно по такому поводу. История несчастной Касанэ — один из самых знаменитых сюжетов, много раз обрабатывавшихся и перекраивавшихся. Давайте проследим, как он изменялся в театре и в других жанрах.

Collapse )
Ёса

Парные самоубийства влюблённых в Кабуки (2)

(Окончание. Начало здесь)

4
Итак, сюжетов про парные самоубийства становилось всё больше — и в театре, и в жизни. Появлялись целые театральные «миры» по некоторым из них — когда про одних и тех же персонажей появлялись новые и новые пьесы (как мы уже видели выше), а иногда герои из одного такого «мира» оказывались в другом. Очень любимой была, например, история про Осомэ и Хисамацу. Хисамацу, как и Тю:бэй, был мелким служащим среднего осакского предприятия — младшим приказчиком в закладной лавке. А вот его возлюбленная на этот раз — не девица из весёлого дома, а дочка хозяина той же лавки. Это не значит, что складывалось у них проще — на самом деле даже сложнее, дело было уже не только в бедности Хисамацу, а и в том, что внутри своего сословия он стоял куда ниже, чем хозяйская семья. Не говоря о том, что у Осомэ имелся подходящий, с точки зрения её родителей, жених, а Хисамацу (в некоторых изводах этой истории) вообще был уже давно женат…
Collapse )
Ёса

Парные самоубийства влюблённых в Кабуки (1)


1
Самыми трогательными в Кабуки считались пьесы двух разрядов: о самопожертвовании подданного ради или вместо господина и о парных самоубийствах отчаявшихся влюблённых. Первая тема — старинная, берущая истоки ещё в Китае; вторая — местная и сравнительно новая. Древние японские влюблённые бурно страдали, разлучённые обстоятельствами или смертью одного из них, уходили в монастыри, иногда один даже умирал с горя после смерти другого или оба умирали одновременно — однако своей смертью, как в трогательных арабских историях омейадских времён. Но у мусульман-арабов был строжайший религиозный запрет на самоубийство вообще, в средневековой Японии самоубийство по уважительным причинам быстро перестало осуждаться, а часто и восхвалялось. И вот в XVII веке всё чаще стали случаи, когда влюблённая пара, в силу обстоятельств не имеющая возможности соединиться, совершает парное самоубийство, «синдзю:» 心中. Это было ещё непривычно, вызывало толки и пересуды, каждый такой случай становился широко известным. И театр охотно ухватился за такую тему.
Collapse )
Но

Календарь Огата Гэкко: (8)



Осенью у Огата Гэкко: идут театральные картинки. Первая — к действу Но: «Пернатое одеяние» (羽衣, «Хагоромо»). Мы о нём уже писали в связи с гравюрами ученика Гэкко: — Цукиоки Ко:гё, это была, кажется, его любимая пьеса, он её много раз иллюстрировал, и не только гравюрами, но и картинами маслом. Здесь просто напомним, про что эта история любви, которой не случилось.
Collapse )
Мидзару

Мудзю: Итиэн о ревности

Свиток VII рассказ 1
Люди, в чьих сердцах нет ревности
無二嫉妬ノ心一人ノ事, Ситто-но кокоро наки хито-но кото
[293–295]

Некий столичный чиновник съездил в имение и на обратном пути захватил с собою весёлую девицу. Он выслал слуг вперёд предупредить жену: «Я возвращаюсь с одной особой. Ей будет неприятно твоё присутствие, изволь понять. Будь любезна, уезжай». Так безжалостно он распорядился, но супруга его и виду не подала, что рассержена. Сказала:
— Господин возвращается не один, нужно приготовиться, — и оставила подробный наказ. Велела убрать всё, что могло бы оказаться неприятно для глаза, убедилась, что всякие надобные вещи запасены, а сама уехала.
Collapse )
Но

Цукиока Ко:гё и его театральные гравюры (11)

(Продолжение. Начало: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10)
ЛиР
Про любовь и ревность (окончание)
4
Увы, далеко не у всех супругов в Но: складывались такие добрые отношения, как в некоторых предыдущих историях. Вот, к примеру, действо «Вальки» (砧, «Кинута»). Стук вальков, которыми после стирки отбивают и размягчают ткань одежды, — старый поэтический образ, для зрителей уже само заглавие действа заставляло немедленно вспомнить множество старинных стихов, где этот стук иносказательно указывал на женщину, хозяйничающую в тоскливой разлуке с мужем.Collapse )