Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Колонна

Из стихов Ильи Оказова

ЗЕРКАЛЬЩИК

Горстка камешков и стекляшек – а мозаики больше нет.
По настенным щербинам мудрый восстановит её лицо,
Ясновидец картину были, как свидетель, узрит во сне,
Мастер выложит из осколков что-то новое и своё.

Я ни тот, ни другой, ни третий – просто дельщик зеркальных дел:
Можно в зеркале горсть и стену со щербинами отразить,
Подписав: «Так проходит слава…» или вовсе не подписав,
Потому что любой, кто хочет, в отражение вложит смысл.

Можно взять зеркала, стекляшки, сладить пёстрый калейдоскоп –
Пусть порядок его узоров не зависит ни от меня,
Ни от древнего мозаиста, ни от смотрящего в трубу –
А получится гармоничней, и обильней, и веселей.


Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: преступники поневоле

Вот еще две истории из «Стародавних повестей», обе очень грустные

Рассказ о том, как вор забрался на склад при управе края Хо:ки и его убили
В стародавние времена жил человек по имени Татибана-но Цунэкуни, наместник края Хо:ки. В пору, когда он управлял тем краем, случилась страшная засуха, настал голодный год.
А при краевой управе был склад […]. Все запасы со склада были уже розданы без остатка, и в эту пору кто-то проходил мимо – а на складе будто бы что-то стучит. Что за стук? Прислушались, а из склада кто-то говорит:
– Я вор! Объявите о том всем! Я видел, что тут на складе хранился сушёный рис, думал, возьму немного и спасу себе жизнь. Забрался наверх, разобрал крышу, хотел достать риса, протянул руку – и свалился вниз. Риса нет, пусто, уже дня четыре или пять я не могу отсюда выбраться, скоро умру с голоду. Выпустите меня, лучше умереть снаружи!
Collapse )
Колонна

Илья Оказов: из песен к ролёвкам

До стихов Оказова я ещё только добираюсь, они по большей части в машинописи – кроме тех, что лежат вот тут, например. А пока выложу немного из того, что есть в компьютере. Это песни к ролёвкам, которые Келл водил.
Они все про страну Мэйан и её окрестности, про тот мир, по которому мы играли.

Я родился в Озёрной стороне,
Здесь я принял когда-то белый сан,
Здесь стоял я на стене, на одной играл струне,
Здесь внимал я небесным голосам.
С голосами чуток поговорю,
Ну а вечером на исходе дня
Я молитву сотворю, посижу да посмотрю:
Не получится ли чудо у меня?

На полях возле озера роса,
Облака пробегают в небесах,
Не нужны и чудеса — лишь бы были паруса
И попутный ветер в этих парусах.

Ну а если для чуда не пора —
Ничего, приспособлюсь как-нибудь:
Я на берегу с утра стану вызывать ветра —
Ведь должны они когда-нибудь подуть?
Вот и ветер над озером кружит,
Вот и лодка по озеру бежит…
Это кто тут ворожит? А никто не ворожит —
Просто всё так идёт, как надлежит.

На полях возле озера роса,
Облака пробегают в небесах,
Не нужны и чудеса — лишь бы были паруса
И попутный ветер в этих парусах.

Collapse )
псоглавец

Сказки про токкэби

Хостинг картинок yapx.ru Тут недавно в «Художественной литературе» вышел сборник корейских сказок и баек, составление Со Чжоно, перевод Л.Азариной — «100 старинных корейских историй». На самом деле их не сто, а двести – по сотне в каждом томе; тут и народные сказки, и пересказы из старых, ещё чосонских сборников. В частности, несколько славных рассказов о демонах токкэби 도깨비 (которых у нас почему-то стали на английский лад переводить «гоблинами»).
Обычно токкэби здоровенные, в полтора раза выше человека, рогатые, косматые, а в руках — чудесная дубинка, которая им может что угодно доставить. Бывают зловредными, бывают добродушными, вполне общительны, но если много с ними водиться, можешь сам превратиться в токкэби…
Перескажем тут покороче пару из этих сказок.
Collapse )
Кладжо Биан

Хаусманн в Кантоне (2)

(Продолжение; начало по метке «Хаусманн»)

Много было предположений на счет числа народонаселения в Кантоне; одни основывались на необширной окружности города и приблизительно полагали в нем до 500,000 жителей; многие путешественники определили число их миллионом; другие не признавали более 250,000 и столько же в водяных жилищах. Не осмеливаясь произнести на этот счет решительного своего мнения, я скажу только, что все подобные заключения делаются наугад, и что путешественники вообще, а французы в особенности, склонны к преувеличениям, говоря о Срединном царстве.
Жители Кантона большею частию великорослы. В наружности китайская порода не представляет такого множества различных типов, как породы Европы, которые превосходят своим телесным развитием китайцев, взамен тому менее подверженных уродствам. Они исключительно подвержены накожным болезням; там в низшем классе встречается множество наростов, ран и множество прокаженных. Эти несчастные следствия приписываются крайней нечистоте и дурной пище бедных людей, а частию также пагубному влиянию опиума.

Collapse )

На этом перевод в «Московитянине» обрывается.
Кладжо Биан

Хаусманн в Кантоне (1)

(Продолжение; начало по метке «Хаусманн»)
Хостинг картинок yapx.ru

Хорошенькое селение Вампу расположено на склоне зеленого, покрытого лесом холма, в довольно близком расстоянии от Кантона. К этому островку пристают иностранные суда с товарами, которым воспрещен ввоз в Кантон.
Окрестности Вампу чрезвычайно плодородны; иного сахарных плантаций, очень обширных и прекрасно обработанных, окружают его. Дорога от Вампу к Кантону живописна. Группы долголиственных бананов, померанцевые рощи, бамбуковые и рисовые плантации следуют одна за другою по берегам реки. Там и сям женщины, по колено в воде, собирают раковины. На правой стороне видно несколько девятиэтажных башен, воздвигнутых на возвышениях, на подобие памятников. Эти здания называются по-китайски Та-тзе. Многие почитают их музеями для хранения святынь буддизма. Но мне было сделано другое толкование о их назначении одним китайским христианином, служившим при французском министре толмачом, во время его странствования на севере.
Китайцы полагают, что земля есть одушевленное существо.
Collapse )

(Окончание будет)
Кладжо Биан

Хаусманн в Индии

(Продолжение; начало по метке «Хаусманн»)

14-го июля мы вышли в море, а 16-го бросили якорь в туземной рейде Пондишери [ныне — Пудуччери], представляющей тысячи затруднений. Вместо европейских лодок, на которых обыкновенно подъезжают к берегу, там употребляют упругие плоты из пакли кокосового дерева. Это устройство гибких эластических корзин представляет единственную возможность переправиться по опасному переезду. Перевозчики обладают искусством ремесла своего в высочайшей степени. Пусть не пугает путешественника дикий крик их, которым прерывают они иногда народную песнь, запеваемую в привет гостям: этот крик служит к дружному напряжению сил; пусть не пугают также чувствительные толчки, которыми встречает его берег. Причаливая, гребцы еще ужаснее, оглушат приезжего гамом для возбуждения необходимой полной энергии и крайней ловкости, которыми одолевают наконец отпор волны. После невероятных усилий плот врежется в набережный песок, и пассажиры ступят на землю; но тут им не даст опомниться другого рода шумная суета. Толпы услужников всякого рода рекомендуют себя приезжим. Многие из них принадлежат высшим разрядам коммиссионеров и факторов, другие же исполняют должность слуг. Они берут на свою ответственность благосостояние и хранение пациента. Следуют за ним как тень, бодрствуют о его безопасности, заботятся о его покое, сглаживают перед ним всякое затруднение. Они дают высокую цену свидетельствам их способности и совершенств, полученным от удовлетворенных господ; эти документы служат им магическим средством для приобретения доверенности.
Collapse )
Но

Хэйанские байки: Про жабу

Очередная история из «Стародавних повестей». Повтор в начале — так в подлиннике; о том, какой позор оказаться на людях простоволосым, говорилось уже в нескольких предыдущих рассказах.

Рассказ о том, как у ворот Ближней стражи люди спотыкались о жабу

В стародавние времена, при государе [Имярек], у ворот Ближней государевой стражи жила жаба, и люди об неё спотыкались и падали. Почему-то в воротах Ближней стражи завелась огромная жаба, и каждый вечер, как стемнеет, выходила, лежала, как плоский камень, и все, кто входил в ворота или выходил, знатные люди и простые, спотыкались об неё. А как только кто-нибудь запнётся, она тут же спрячется. И так день за днём: люди уже знали про неё, но почему-то всё равно снова и снова на неё наступали и падали.

Collapse )
Кладжо Биан

Хаусманн в Африке (и около)

Хостинг картинок yapx.ru В журнале «Московитянин» за 1849 год, в номерах с первого по восьмой, печатался перевод большого отрывка из записок Августа Хаусманна (он же Жан-Мишель Огюст Осман) «Путешествие в Китай, Кохинхину, Индию и Малайзию в 1844–1846 годах» на судне «Архимед». Подробностей про автора мы не нашли, хотя французское издание этих записок в сети есть («Voyage en Chine, Cochinchine, Inde et Malaisie»). Русский перевод включает в себя в основном отрывки из первого тома (а всего их три), и они небезынтересны. Тем более, что отчасти путь Хаусманна пролегал по тем же местам, по которым через 15 лет путешествовал Вышеславцев.
Картинки — из более или менее тогдашних изданий.
Collapse )