Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Ёса

«Стародавние повести» и рассказы Акутагавы: «Счастье»

Начало было тут.
Попробуем разобрать ещё одну историю из «Стародавних повестей» и её переложение у Акутагавы Рю:носкэ. Сегодня будет рассказ «Счастье» («Ун») 1917 года. Вот тут он в переводе Н.И. Фельдман. Это один из рассказов про веру и про то, как людям воздаётся за веру, из того же ряда, что «Мадонна в чёрном».
Начинается всё с беседы старого мастера-гончара и подмастерья:

– Помышлений богов - этого вам в ваши годы не понять.
– Пожалуй что не понять, так вот я и спросил, дедушка.
– Да нет, я не о том, посылают ли боги счастье или не посылают. Не понимаете вы того, что именно они посылают – счастье или злосчастье.


Collapse )
Лалаи

Японские книжки «для неграмотных»

Казалось бы, немало существует обычных способов писать по-японски: иероглифы, две азбуки, разные сочетания иероглифов с азбукой… Но помимо этого попадаются и другие виды письма. Например, такой, как в книжках «для неграмотных», мухицу, или «для тёмных людей», мэкура. В них текст пишется не буквами и не иероглифами, а ребусами, каждый слог зашифрован картинкой. Вот тут - обложка книги, на ней написано заглавие:
Хостинг картинок yapx.ru
Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: до чего же глупо получилось…

Справедливо ли устроен мир «Стародавних повестей»? Если да, то в буддийском смысле слова: каждому воздаётся по делам, кто страдает без вины – тот, стало быть, избывает свои грехи прежних рождений. Но есть и скорое воздаяние, прижизненное. И не только в таких случаях, когда какого-нибудь разорителя храма на месте поражает чудом. Люди с успехом сами на себя навлекают беду – по глупости. Сегодня покажем три истории: про незадачливого преступника, нечестного стражника и про пострадавшего, который сам усугубил своё несчастье.

Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: воровские хитрости

Среди воров эпохи Хэйан особенно знаменит Хакамадарэ, он же Штанодёр. Самая знаменитая история про него – вот эта: как он пытался ограбить воина и музыканта Фудзивара-но Ясумасу, но не сумел.  В «Собрании стародавних повестей» она, конечно, тоже есть, в разделе про воинов. Но Штанодёр появляется и в воровских историях.

Хостинг картинок yapx.ru

Рассказ о том, как вор Штанодёр притворился мертвым и убил человека возле заставы
В стародавние времена жил вор по прозвищу Штанодёр, Хакамадарэ.
Он постоянно воровал, его поймали и посадили в тюрьму, но потом объявлено было великое помилование узникам, и он вышел, податься ему было некуда, он не придумал, что делать, пошёл к горам у заставы, а жить ему было совсем не на что.

Collapse )

Амнистию узникам обычно объявляли по случаю больших бедствий вроде засухи или поветрия. Видимо, свою шайку Хакамадарэ набирает из таких же, как он, недавно амнистированных, ещё не нашедших себе занятия и пристанища. Из столицы разбойник направляется к горам у заставы Аусака, через которую проходит дорога в восточные земли. Выражение «ты мой заклятый враг», оя-но катаки, собственно, «враг моего отца», здесь, видимо, никакой реальной вражды не подразумевает, используется просто как бранное. Тайра-но Садамити, воин из отряда блистательного Минамото-но Райко, недавно мелькал в другой хэйанской байке и в совсем другой роли.

А вот еще одна история: тут разбойники, наоборот, рассчитывают на тех, кто на дороге ведёт себя разумно и по правилам вежливости

Рассказ о том, как Харудзуми из края Кии встретился с грабителями
В стародавние времена в краю Кии в уезде Ито: жил человек по имени Саканоуэ-но Харудзуми. Он вовсе не был слаб на воинском Пути. Служил он в свите прежнего правителя края [Кадзуса] Тайра-но Корэтоки.
Однажды они отправились в столицу, а у Харудзуми были враги, и он не терял бдительности. Сам вооружился и отряд свой вооружил. И вот, никого не встретив, приехали они поздней ночью – а у нижней окраины столицы навстречу им друг за другом едут роскошно одетые всадники, впереди бежит скороход. Кричит, Харудзуми и его люди спешились, а скороход им: [отложите] луки, отдайте поклон, живо! Приезжие растерялись, все [отложили] луки.
Кланяются лицом в землю и думают: сейчас уж эти господа проедут… Но тут все начиная с Харудзуми и до слуг при его отряде чуют: кто-то сзади их держит за шиворот, пригибает, не даёт подняться. Зачем это? – думают они. Подняли головы, смотрят – а перед ними словно бы придворные, пять или шесть всадников в доспехах, с луками и колчанами, вида очень грозного, достают стрелы и говорят: не двигаться, не то расстреляем! Да ведь это не придворные, а грабители нас обманули!
Видя такое, приезжие на самом деле разозлились и расстроились безмерно. Чуть двинешься – застрелят! И вот, негодяи эти, как хотят, то положат их, то подымут, у всех до единого отобрали одежду, луки, колчаны, лошадей, сбрую, мечи, кинжалы, всё вплоть до сапог – всё подчистую забрали и уехали.
Тут Харудзуми говорит: ведь не то чтоб я был слаб как воин, каких только разбойников не убивал, а тут так оплошал! В настоящей схватке я бы так не опозорился. Но перед ними бежал скороход, кричал, вот мы и сели, согнулись, и что мы могли поделать? Всё оттого, что для воинского пути я не гожусь! И с тех пор оставил воинскую службу, стал свитским слугой.
Итак, если встретишь кого-то, перед кем бегут скороходы, надо хорошенько подумать, как себя вести. Так передают этот рассказ.


Про Саканоуэ-но Харудзуми кроме этой истории ничего не известно. Кем он стал в итоге, неясно, «свитский» – перевод условный; занятие его обозначено как вакидарэ, что, вероятно, синонимично вакисаси – «боковой», слуга, который пешком шагает рядом с господином, когда тот едет верхом или в повозке.
Колонна

Из стихов Ильи Оказова

ЗЕРКАЛЬЩИК

Горстка камешков и стекляшек – а мозаики больше нет.
По настенным щербинам мудрый восстановит её лицо,
Ясновидец картину были, как свидетель, узрит во сне,
Мастер выложит из осколков что-то новое и своё.

Я ни тот, ни другой, ни третий – просто дельщик зеркальных дел:
Можно в зеркале горсть и стену со щербинами отразить,
Подписав: «Так проходит слава…» или вовсе не подписав,
Потому что любой, кто хочет, в отражение вложит смысл.

Можно взять зеркала, стекляшки, сладить пёстрый калейдоскоп –
Пусть порядок его узоров не зависит ни от меня,
Ни от древнего мозаиста, ни от смотрящего в трубу –
А получится гармоничней, и обильней, и веселей.


Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: преступники поневоле

Вот еще две истории из «Стародавних повестей», обе очень грустные

Рассказ о том, как вор забрался на склад при управе края Хо:ки и его убили
В стародавние времена жил человек по имени Татибана-но Цунэкуни, наместник края Хо:ки. В пору, когда он управлял тем краем, случилась страшная засуха, настал голодный год.
А при краевой управе был склад […]. Все запасы со склада были уже розданы без остатка, и в эту пору кто-то проходил мимо – а на складе будто бы что-то стучит. Что за стук? Прислушались, а из склада кто-то говорит:
– Я вор! Объявите о том всем! Я видел, что тут на складе хранился сушёный рис, думал, возьму немного и спасу себе жизнь. Забрался наверх, разобрал крышу, хотел достать риса, протянул руку – и свалился вниз. Риса нет, пусто, уже дня четыре или пять я не могу отсюда выбраться, скоро умру с голоду. Выпустите меня, лучше умереть снаружи!
Collapse )
Колонна

Илья Оказов: из песен к ролёвкам

До стихов Оказова я ещё только добираюсь, они по большей части в машинописи – кроме тех, что лежат вот тут, например. А пока выложу немного из того, что есть в компьютере. Это песни к ролёвкам, которые Келл водил.
Они все про страну Мэйан и её окрестности, про тот мир, по которому мы играли.

Я родился в Озёрной стороне,
Здесь я принял когда-то белый сан,
Здесь стоял я на стене, на одной играл струне,
Здесь внимал я небесным голосам.
С голосами чуток поговорю,
Ну а вечером на исходе дня
Я молитву сотворю, посижу да посмотрю:
Не получится ли чудо у меня?

На полях возле озера роса,
Облака пробегают в небесах,
Не нужны и чудеса — лишь бы были паруса
И попутный ветер в этих парусах.

Ну а если для чуда не пора —
Ничего, приспособлюсь как-нибудь:
Я на берегу с утра стану вызывать ветра —
Ведь должны они когда-нибудь подуть?
Вот и ветер над озером кружит,
Вот и лодка по озеру бежит…
Это кто тут ворожит? А никто не ворожит —
Просто всё так идёт, как надлежит.

На полях возле озера роса,
Облака пробегают в небесах,
Не нужны и чудеса — лишь бы были паруса
И попутный ветер в этих парусах.

Collapse )
псоглавец

Сказки про токкэби

Хостинг картинок yapx.ru Тут недавно в «Художественной литературе» вышел сборник корейских сказок и баек, составление Со Чжоно, перевод Л.Азариной — «100 старинных корейских историй». На самом деле их не сто, а двести – по сотне в каждом томе; тут и народные сказки, и пересказы из старых, ещё чосонских сборников. В частности, несколько славных рассказов о демонах токкэби 도깨비 (которых у нас почему-то стали на английский лад переводить «гоблинами»).
Обычно токкэби здоровенные, в полтора раза выше человека, рогатые, косматые, а в руках — чудесная дубинка, которая им может что угодно доставить. Бывают зловредными, бывают добродушными, вполне общительны, но если много с ними водиться, можешь сам превратиться в токкэби…
Перескажем тут покороче пару из этих сказок.
Collapse )
Кладжо Биан

Хаусманн в Кантоне (2)

(Продолжение; начало по метке «Хаусманн»)

Много было предположений на счет числа народонаселения в Кантоне; одни основывались на необширной окружности города и приблизительно полагали в нем до 500,000 жителей; многие путешественники определили число их миллионом; другие не признавали более 250,000 и столько же в водяных жилищах. Не осмеливаясь произнести на этот счет решительного своего мнения, я скажу только, что все подобные заключения делаются наугад, и что путешественники вообще, а французы в особенности, склонны к преувеличениям, говоря о Срединном царстве.
Жители Кантона большею частию великорослы. В наружности китайская порода не представляет такого множества различных типов, как породы Европы, которые превосходят своим телесным развитием китайцев, взамен тому менее подверженных уродствам. Они исключительно подвержены накожным болезням; там в низшем классе встречается множество наростов, ран и множество прокаженных. Эти несчастные следствия приписываются крайней нечистоте и дурной пище бедных людей, а частию также пагубному влиянию опиума.

Collapse )

На этом перевод в «Московитянине» обрывается.