Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Колонна

Из рассказов Ильи Оказова: Пелей

ПЕЛЕЙ

Я, Пелей, сын Эака, внук Зевса, рассказываю эту повесть моей жизни на семьдесят пятом своём году, обретаясь на острове Косе, предвидя недальний мой конец и не желая о себе неправильной памяти.
Отцом моим, как сказано, был Эак, сын Зевса, царь Эгины, справедливейший из людей. Ради него отец Зевс населил Эгину мирмидонянами, сотворив их из муравьёв, таскателей зерен. Я их помню, чёрных, хлопотливых, молчаливых; и когда мы с братом, забывшись, спрашивали которого-нибудь: «Кто твой отец?» – они смотрели на нас с удивлением.
Друзьями отца были и тихий царь Пандион на северном от нас берегу, великий Персей, сын Золотого Дождя, на южном от нас берегу, и морской Минос, которого все боялись, в далеком краю ста городов. Тогда в загорную Элиду пришел чужой человек из Азии, Пелоп Белое Плечо; он убил элидского Эномая, у которого на тыне торчали мёртвые черепа, и убил аркадского Фегея, речного сына, но, говорят, убил он их нечестно, и за это на всю землю пал великий мор. Отец мой Эак взмолился тогда перед отцом своим Зевсом за страждущих людей, и на это ему с неба сверкнула молния, а с гор ударил ветер и свеял заразу с земли. После этого не было на свете царя, которого бы люди чтили больше, чем Эака Эгинского.
Collapse )
Мидзару

Японские байки про Индию: две похожих сказки про царевну и царевича

Рассказ об Алмазной Уродине, дочери царя Прасенаджита
В стародавние времена в Индии в царстве Шравасти был царь, звали его Прасенаджит. А царицу звали госпожой Малликой. Была она настоящей красавицей, в шестнадцати великих царствах никто не сравнился бы с ней.
Она родила дочку. На вид девочка – словно ядовитая змея, пахнет скверно, люди к такой и близко не подойдут. Волосы густые, завитые налево, как у демона. И обликом, и повадкой вовсе не похожа на человека. Поэтому о девочке знали только трое: царь, царица и кормилица, а остальные о ней ничего не знали.
Collapse )
Колонна

Из стихов (не совсем) Ильи Оказова

Покажу сегодня стихи из машинописного сборника Анны Бестоновой "Мы с миром" 1988 г. Я не знаю, как это лучше определить: псевдоним для стихов от женского лица? Или поэтесса "круга Ильи Оказова", придуманная как персонаж вместе с её стихами? Полностью сборник выложен на сайте Ильи Оказова.


БЕССОННИЦА

Мне не спится, хоть пора уже
уснуть,
И присниться,
и войти в кого-нибудь,
Но, как птица,
сердце бьётся мне о грудь
Мне не спится!

Для чего
же вспоминать давнишний сон –
Холод кожи,
хвою, лица без имён…
Боже, боже!
для чего же я – не он,
Для чего же?

Так сложилось –
он уснул, а я живу,
Закружилась,
задержалась наяву…
Злая милость –
только с миром я не рву:
Так сложилось.

Collapse )
Мидзару

Японские байки про Индию: назло Будде

Рассказ о том, как Будда вошёл в город брахманов и обратил их в своё учение
В стародавние времена в городе брахманов не было Закона Будды, все следовали за иноверцами и изучали их книги. Чтобы обратить город к учению, Будда вошёл туда.
В ту пору в городе был иноверец Самая. Он учил жителей:
– В ваш город придёт шрамана Гаутама. Это очень дурной человек. Кто богат, тем он скажет: мирское бесполезно, накапливайте заслуги! – и люди из-за него лишатся имущества, станут бедняками. Любящие супружеские пары он научит: мир непостоянен, подвижничайте по Закону Будды! И супруги расстанутся. Как увидит красивую женщину в расцвете лет, станет уверять: мир ничтожен, стань монахиней! – и заставит её обрить голову. Так он учит, обманывает людей, вводит в убыток, разлучает, уродует – вот каков злодей!
Горожане спрашивают: вот придёт этот шрамана – и что нам делать? Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: трава забвения и трава памяти

По-нашему, этот рассказ в «Собрании стародавних повестей» – главный. Он – помимо прочего еще и о том, для чего люди рассказывают истории.

Хостинг картинок yapx.ru

Рассказ о том, как два брата растили лилейники и астры
В стародавние времена в краю [таком-то] в уезде [таком-то] жил человек. У него было двое сыновей. Когда отец умер, они по нём тосковали, горевали, и хотя прошли годы, всё не могли его забыть. В старину умерших хоронили в гробницах, и ему тоже устроили гробницу. Как соскучатся по отцу, сыновья вместе шли к той гробнице, лили слёзы, о печалях своих и горестях говорили с ним, будто он жив, а потом уходили восвояси.
Так прошли месяцы и годы, братьев призвали на службу, стало трудно выделить время на личные дела, и старший брат решил: нельзя мне так жить: только и делаю, что вспоминаю и горюю. Есть такая трава – лилейник, трава забвенья. Кто её увидит, будто бы забывает горькие думы. Попробую вырастить у гробницы эти лилейники.
Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: беды от начальства

Рассказ о том, как для храма Отаги отлили колокол
В стародавние времена человек по имени Оно-но Такамура построил храм Отаги-дэра, по его заказу литейщик изготовил колокол. И говорит:
– Этот колокол будет без звонаря сам звонить двенадцать раз в сутки! После отливки он должен остывать зарытым в землю три года. Выжди ровно три года от нынешнего дня, а на следующий день откопай его. Если не выдержать хотя бы дня или откопать на день позже, он не будет звонить без звонаря двенадцать раз в сутки. Исполни этот наказ!
Так сказал литейщик и ушёл восвояси.
Collapse )
Колонна

Из стихов Ильи Оказова

СНЫ ГУАЛЬТЬЕРО

Италианская поэма
В шести главах
И тринадцати отступлениях

(часть первая)

ПОСВЯЩЕНИЕ В.А.М.
Ах, сударь! Вы поднаторели
Немало в толкованьи снов.
Я Вам признателен. Ужели,
Однако же, так прост покров
Страны Морфея? Я вот к цели
Стремлюсь иной: я жить готов
Во сне и сном. На эту тему
И посвящаю ВАМ поэму.

ГЛАВА ПЕРВАЯ
Жил в городе Флоренции когда-то
(Точнее неизвестно и неважно)
Достойный юноша, богатый, честный,
Здоровый и достаточно красивый.

Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: великаны и карлики

Можно жить на дальних островах и почти не любопытствовать, что творится в соседних странах. Но иногда даже те, кто не выходит в море, а просто живёт на берегу, сталкиваются с заморскими существами. Правда, что показательно для «Стародавних повестей», – уже неживыми.

Рассказ о том, как в краю Хитати к берегам уезда [Такого-то] прибило огромное мёртвое тело
В стародавние времена, когда человек по имени Фудзивара-но Нобумити-но Асон был наместником Хитати и жил в том краю, в последний год его службы в четвёртом месяце ревели сильные ветра, и в ночь самой страшной бури в уезде [Таком-то] к побережью, что зовётся [Так-то], прибило мёртвое человечье тело.
Росту в том человеке – больше пяти дзё [15 м]. Тело лежит, наполовину занесенное песком, и если человек на рослом коне к нему подъедет с луком, то из-за мертвеца видна будет только верхушка лука – такой он огромный! Головы у тела нет, шея перерублена. Ни правой руки, ни левой ноги тоже нет. Их отгрызли морские чудища вани. А когда цел был – какой же это был великан! Лежало тело в песке на животе, не понять, мужское или женское. Но по сложению и цвету кожи больше похоже на женское. Местные жители его заметили, пошли поглядеть, дивились безмерно.
Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: забыть географию

В прошлый раз японцы, кажется, нечаянно совершили путешествие по Амуру (и решили, что им туда не надо). Но это ещё не самый разительный пример хэйанского нелюбопытства к чужим странам. Вот казалось бы: Корейский полуостров и острова на пути к нему. Что может быть естественнее путешествий туда? В древности это были для японцев хорошо знакомые пути, то войска, то посольства, то монахи бывали в царствах Кореи постоянно. А во времена «Стародавних повестей» японцы будто бы забыли многое из того, что знали о соседях. И начинают в ближних морях появляться разные диковинные острова.

Рассказ о том, как жители Западных земель побывали на острове Тора
В стародавние времена жители Западных земель большой гурьбой сели на корабль и отправились по торговым делам, заплыли в неведомые пределы, пустились в обратный путь – и в юго-западной стороне от родной земли заметили вдалеке большой остров, похоже, обитаемый. Наши мореходы смотрят и думают: остров! Высадимся, поедим! Подошли на вёслах, сошли на берег. Одни идут осмотреться, другие режут [ветки] на палочки для еды, разбрелись кто куда.
И вдруг из горного леса слышится топот, будто бежит толпа людей. Странно! Место незнакомое, вдруг тут водятся демоны? Плохо дело! – думают наши. Все поскорее вернулись на корабль, отошли от берега, а из леса выбегают островитяне. Наши приглядываются: кто это? Collapse )