Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Сару серьёзный

Сунские байки: про котов и учёных

1 Перечитываем книгу И.А.Алимова и Е.А.Серебрякова «Вслед за кистью: Материалы к истории сунских авторских сборников бицзи» (вторая часть, СПб, Центр «Петербургское востоковедение», 2004). Это исследования и переводы китайских средневековых дневников и заметок про всё-всё-всё. Книга вообще хорошая, а кое-что оттуда просто очаровательно. Вот, скажем, два кусочка из сборника Шэнь Ко «Записи бесед в Мэнси».


В жанре «цветы и кошки»
Господин Оуян некогда купил старую картину, [на которой был изображён] букет пионов. Под пионами была [нарисована] кошка; [господин Оуян] не мог понять, какой смысл скрыт [в этой кошке]. Когда покойный минист У Чжэн-су породнился с семьёй господина Оуяна, он, лишь взглянув [на картину], сказал: «Это “Полуденные пионы”. Как я определил? Цветение обильно, а цвета сухие — такие бывают только в середине дня. Зрачки у кошки чёрные, узкие, как ниточки, — такие они бывают только в полдень. На цветах капли воды — значит, собрали их у дома и оросили из пруда. У кошек же утром и вечером зрачки круглые, а по мере того, как день идёт к середине, делаются уже и вытягиваются. И именно в полдень становятся как ниточки».
Вот пример прекрасного понимания смысла рисунка прежних времён!

Collapse )
Сару серьёзный

Цзи Юнь, его лисы, бесы и чиновники (1)

 1. Цзи Юнь — судьба и карьера

После японских баек о чудищах не грех помянуть и китайские. Один из самых симпатичных нам китайских авторов – Цзи Юнь (он же Цзи Яо-лань, 1724 — 1805). По-русски его издавали по крайней мере дважды (в переводе О.Фишман, по которому ниже будут все цитаты) — избранные отрывки из самого его знаменитого сборника «Записки из хижины Великое в малом». Но Цзи Юнь у нас оказался менее популярен, чем Пу Сун-лин с «Лисьими чарами» или Юань Мэй, охотно цитируемый в песнях Б.Гребенщикова. (Насчёт Пу Сун-Лина он бы, наверное, не обиделся, — у современников они проходили по совершенно разным статьям, — а вот с Юань Мэем Цзи Юня связывали сложные и страстные сопернические отношения).
Цзи Юнь происходил из старой конфуцианской чиновничьей семьи. В годы маньчжурского завоевания большую часть его предков вырезали или выморили голодом — по семейному преданию, из-за того, что были образцовыми грамотеями. Collapse )