Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Ясу

Китао Масаёси: про всё на свете (1)

Хостинг картинок yapx.ru Ещё одна книжка Китао Масаёси — «Зерцало разных работ» (諸職画鑑, «Сёсёку экагами», 1794 г.). Это тоже набор «рисовальных образцов» — самый ранний, кажется, и самый объёмный. Он чётко делится на несколько частей, сегодня мы выложим первую, на наш взгляд, самую симпатичную. Это несколько страниц уже привычных нам зарисовок фигур и сценок — «люди толпы», столь любимые Масаёси. Мы их видели уже десятки, теперь рассмотрим покрупнее.
Collapse )
Мидзару

Хэйанские байки: про аллергию

Другая подборка в том же 28-м свитке «Собрания стародавних повестей» посвящена фобиям и аллергиям, причём не всегда понятно, где о чём речь. Но вот в этом рассказе — явно об аллергии:

Хостинг картинок yapx.ru Рассказ о том, как Фудзивара-но Киёкадо, господин из Казначейства, боялся кошек

В стародавние времена [
а именно в конце Х – начале XI вв] жил человек по имени Фудзивара-но Киёкадо. Шапку [т.е. пятый ранг] он получил в Казначействе, и звали его господином из Казначейства.
Оттого ли, что в прошлой жизни был мышью, он очень боялся кошек. А потому, куда бы Киёкадо ни направился, дерзкие слуги и служанки, едва завидят его, выпускали кошку, а он, только её увидит, даже если шёл по самому важному делу, закрывал лицо и убегал. А потому люди его прозвали господином Котобоязненным.

Collapse )


Другая история может показаться неприятной, так что сразу предупреждаем брезгливых.Collapse )
Ёса

Окологазетная хроника старой Японии (7)

(Продолжение. Начало: 1, 2, 3, 4, 5, 6)

Сегодня у нас будет двойная подборка: с одной стороны, знаменитости, а с другой — духи и оборотни. Как обычно, все работы, кроме особо оговоренных — Утагавы Ёсиику.
Collapse )
Ясу

Всяк в чужом обличье, или Северные богатыри (3)

(Окончание. Начало: 1, 2)

4. Северная ведьма
Следующее действие начинается с дорожной сцены — так называемого митиюки, когда герои (обычно пара влюблённых) идут из точки А в точку Б, беседуя о любви и поминая места, которые они миновали и которые им ещё предстоят. Пошло это ещё от действ Но:, где, однако, путешествовал обычно монах, а не влюблённые, и сцена эта была открывающей всё действо. Но в Кабуки чаще всего такая сцена — это последний путь молодой пары, после которого им предстоит или с собою покончить, или ещё как-нибудь прийти к печальному концу. Так что тут у Тикамацу Хандзи — двойное предупреждение зрителям: и то, что следующий кусок будет мрачным, и то, что он связан с ещё одним (после «Птиц уто:») действом Но:, очень знаменитым и довольно жутким.
При этом перед зрителем ничего страшного не происходит: Икоманосукэ и Коигину, покинув Столицу и округу, держат путь на север, в Муцу. Путь долгий, нелёгкий (тем более что Коигину донашивает последние месяцы), но зато они вдвоём и свободны, так что настроение у обоих весёлое. На всякий случай, чтобы их не выследили, они изображают пару бродячих торговцев лекарственными снадобьями, входят в образ, балагурят, сочиняют рекламу своим зельям и сами над собою смеются. Кем они прикидываются – это тоже не случайно, как мы скоро увидим.
Collapse )
каштан

Мэйанское

Поскольку с сайтом по стране Мэйан не всё ладится, мы перевыложили "Повесть о ларбарских доброхотах" на Самиздат.

В Объединённом Королевстве Мэйан никто не доволен Ведомством Безопасности: ни когда оно упускает жуликов, ни тем более когда ловит крамольников. В городе Ларбаре граждане готовы взять дело в свои руки. Среди доброхотов - школяры, профессора, жрецы, вековые бояре и простые рабочие. И мастера подрывного дела. Лекарям ларбарских больниц предстоит расхлёбывать последствия. А доброхоты есть и среди них самих...
каштан

Похваляемся

Неожиданно вышла из печати книжка про страну Мэйан:


Трубникова Н., Филимонов Д. Девушка и Змей. Лекарские повести. Под редакцией Ильи Оказова. – М.: OOO «Буки Веди», 2012 г.- 448 стр.

Хоть на обложке и не та картинка в итоге, которая замышлялась… Но тут уж издатель решал.

В какой-то мере это фэнтези — из времён электричества и пара, с чудесами. Но в основном – производственный роман про врачей. Точнее, не роман, а две повести с одними и теми же героями.

Вот мэйанские повести на Самиздате.
А на «народе» они вот:

Мастер Харрунга, лекарь из Приозёрья

Девушка и Змей

Очень отрадно, что мэйанские повести, в отличие от этого дневника, мы сочиняем не только вдвоём, а втроём.

Collapse )