Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: передайте государю

Вообще в воровских историях из «Стародавних повестей» сыщиком, как и преступником, может оказаться кто угодно. Разбираться, что произошло на самом деле, – занятие правильное, нужное не только затем, чтобы поймать злодея и ненароком не покарать невиновных. Работа сыщика – хороший путь к пониманию того самого закона причин и последствий, о котором учил Просветлённый.
Но бывают здесь и загадочные преступления. Вот, например:

Рассказ о том, как на Западном рынке на склад забрался вор
В стародавние времена, при государе [Таком-то], на Западном рынке на склад забрался вор. Вор на складе! – сообщили в Сыскное ведомство, сыщики окружили склад, чтобы схватить вора. Старший их распорядитель по имени [Имярек] был среди них в простой шапке и синей одежде, верхом, с луком и стрелами, а один из тюремщиков с копьем стоял у самого входа на склад, и через щель в дверях вор окликнул его.
Тюремщик придвинулся ближе, прислушался, а вор говорит:
– Позови старшего распорядителя. Пусть он спешится и встанет у дверей, я ему должен на ухо кое-то сказать по секрету.
Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: до чего же глупо получилось…

Справедливо ли устроен мир «Стародавних повестей»? Если да, то в буддийском смысле слова: каждому воздаётся по делам, кто страдает без вины – тот, стало быть, избывает свои грехи прежних рождений. Но есть и скорое воздаяние, прижизненное. И не только в таких случаях, когда какого-нибудь разорителя храма на месте поражает чудом. Люди с успехом сами на себя навлекают беду – по глупости. Сегодня покажем три истории: про незадачливого преступника, нечестного стражника и про пострадавшего, который сам усугубил своё несчастье.

Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: воровские хитрости

Среди воров эпохи Хэйан особенно знаменит Хакамадарэ, он же Штанодёр. Самая знаменитая история про него – вот эта: как он пытался ограбить воина и музыканта Фудзивара-но Ясумасу, но не сумел.  В «Собрании стародавних повестей» она, конечно, тоже есть, в разделе про воинов. Но Штанодёр появляется и в воровских историях.

Хостинг картинок yapx.ru

Рассказ о том, как вор Штанодёр притворился мертвым и убил человека возле заставы
В стародавние времена жил вор по прозвищу Штанодёр, Хакамадарэ.
Он постоянно воровал, его поймали и посадили в тюрьму, но потом объявлено было великое помилование узникам, и он вышел, податься ему было некуда, он не придумал, что делать, пошёл к горам у заставы, а жить ему было совсем не на что.

Collapse )

Амнистию узникам обычно объявляли по случаю больших бедствий вроде засухи или поветрия. Видимо, свою шайку Хакамадарэ набирает из таких же, как он, недавно амнистированных, ещё не нашедших себе занятия и пристанища. Из столицы разбойник направляется к горам у заставы Аусака, через которую проходит дорога в восточные земли. Выражение «ты мой заклятый враг», оя-но катаки, собственно, «враг моего отца», здесь, видимо, никакой реальной вражды не подразумевает, используется просто как бранное. Тайра-но Садамити, воин из отряда блистательного Минамото-но Райко, недавно мелькал в другой хэйанской байке и в совсем другой роли.

А вот еще одна история: тут разбойники, наоборот, рассчитывают на тех, кто на дороге ведёт себя разумно и по правилам вежливости

Рассказ о том, как Харудзуми из края Кии встретился с грабителями
В стародавние времена в краю Кии в уезде Ито: жил человек по имени Саканоуэ-но Харудзуми. Он вовсе не был слаб на воинском Пути. Служил он в свите прежнего правителя края [Кадзуса] Тайра-но Корэтоки.
Однажды они отправились в столицу, а у Харудзуми были враги, и он не терял бдительности. Сам вооружился и отряд свой вооружил. И вот, никого не встретив, приехали они поздней ночью – а у нижней окраины столицы навстречу им друг за другом едут роскошно одетые всадники, впереди бежит скороход. Кричит, Харудзуми и его люди спешились, а скороход им: [отложите] луки, отдайте поклон, живо! Приезжие растерялись, все [отложили] луки.
Кланяются лицом в землю и думают: сейчас уж эти господа проедут… Но тут все начиная с Харудзуми и до слуг при его отряде чуют: кто-то сзади их держит за шиворот, пригибает, не даёт подняться. Зачем это? – думают они. Подняли головы, смотрят – а перед ними словно бы придворные, пять или шесть всадников в доспехах, с луками и колчанами, вида очень грозного, достают стрелы и говорят: не двигаться, не то расстреляем! Да ведь это не придворные, а грабители нас обманули!
Видя такое, приезжие на самом деле разозлились и расстроились безмерно. Чуть двинешься – застрелят! И вот, негодяи эти, как хотят, то положат их, то подымут, у всех до единого отобрали одежду, луки, колчаны, лошадей, сбрую, мечи, кинжалы, всё вплоть до сапог – всё подчистую забрали и уехали.
Тут Харудзуми говорит: ведь не то чтоб я был слаб как воин, каких только разбойников не убивал, а тут так оплошал! В настоящей схватке я бы так не опозорился. Но перед ними бежал скороход, кричал, вот мы и сели, согнулись, и что мы могли поделать? Всё оттого, что для воинского пути я не гожусь! И с тех пор оставил воинскую службу, стал свитским слугой.
Итак, если встретишь кого-то, перед кем бегут скороходы, надо хорошенько подумать, как себя вести. Так передают этот рассказ.


Про Саканоуэ-но Харудзуми кроме этой истории ничего не известно. Кем он стал в итоге, неясно, «свитский» – перевод условный; занятие его обозначено как вакидарэ, что, вероятно, синонимично вакисаси – «боковой», слуга, который пешком шагает рядом с господином, когда тот едет верхом или в повозке.
Ёса

Хэйанские байки: преступники поневоле

Вот еще две истории из «Стародавних повестей», обе очень грустные

Рассказ о том, как вор забрался на склад при управе края Хо:ки и его убили
В стародавние времена жил человек по имени Татибана-но Цунэкуни, наместник края Хо:ки. В пору, когда он управлял тем краем, случилась страшная засуха, настал голодный год.
А при краевой управе был склад […]. Все запасы со склада были уже розданы без остатка, и в эту пору кто-то проходил мимо – а на складе будто бы что-то стучит. Что за стук? Прислушались, а из склада кто-то говорит:
– Я вор! Объявите о том всем! Я видел, что тут на складе хранился сушёный рис, думал, возьму немного и спасу себе жизнь. Забрался наверх, разобрал крышу, хотел достать риса, протянул руку – и свалился вниз. Риса нет, пусто, уже дня четыре или пять я не могу отсюда выбраться, скоро умру с голоду. Выпустите меня, лучше умереть снаружи!
Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: Убийцы на чердаке

Ещё пара рассказов из «Стародавних повестей», из двадцать девятого свитка «про злодеев и злодеяния», один с благополучным исходом, другой — с плачевным. Приём, которым пользуются злодеи, в них один и тот же и основан на том, что потолки в японских домах эпохи Хэйан – решетчатые, оклеенные бумагой; соответственно, чердак нежилой, передвигаться там можно только по балкам между столбами, но возможно убить человека в доме, забравшись на чердак, порвав бумагу и ударив сверху длинномерным оружием.

Рассказ о том, как в дом Норисукэ, чиновника из министерства Народных дел, забрался вор и сообщил о человеке, замыслившем убийство
В стародавние времена жил человек по имени [Имярек]-но Норисукэ, служил он в министерстве Народных дел.
Однажды он ушёл из дому на весь день, под вечер вернулся и видит: из-за угла каретного сарая кто-то выглядывает. Норисукэ спрашивает: ты кто такой? А тот тихонько отвечает: у меня к вам разговор. Норисукэ ему: говори же! А тот: я хочу вам кое-то сообщить в строжайшей тайне! Тогда все слуги отошли подальше.

Collapse )
Мисэн

Полицейские Корейской Империи

Хостинг картинок yapx.ru
Посмотрели очередной корейский исторический сериал — «Охрана Чосона [в другом переводе — Полиция Чосона], сезон 3» (별순검 시즌3, 2010, 20 серий). В названии, что забавно, неверно почти все — что не мешает этой картине оказаться лучшим корейским детективным сериалом из тех, что нам попадались (не только из исторических, но и «из нашего времени»).
Что с заглавием не так? Во-первых, «Пёльсунгам» — это не «охрана» и не «полиция вообще», а название подразделения — примерно «Следственный отдел уголовного розыска». Это важно, потому что другие подразделения и ведомства этой только что обновлённой на западный лад корейской полиции («Кюнмучуна») в сериале появляются, и отдел, в котором работают герои, с ними то сотрудничает, то конфликтует.
Во-вторых, действие происходит в 1898 году, уже не в королевстве Чосон, а в его преемнике — Корейской империи, она же Тэхан Чегук. И время важно — совсем недавно грянуло восстание Тонхак (показанное в «Цветке маша»), в Корею вторглись японцы, начались реформы — отменили рабство, разрешили христианство, открылись первые биржа и больница западного образца, а на корейское хозяйство всё больше накладывают руку Япония, Америка, Россия и Европа, ожесточённо соперничая и очень раздражая местных жителей. При этом прежнее казнокрадство и борьба партий никуда не делись и страна на грани гражданской войны — королеву убили, король (ныне император) год скрывается в русском посольстве, и так далее. Все эти недавние и текущие события в сериале отражены, играют важную роль в сюжете и чётко показывают, что на экране — уже совсем не старый Чосон. Эта усердно обновляющаяся, но слабая и безнадёжно запаздывающая во всём империя продержится ещё чуть больше десяти лет, до аннексии Кореи Японией.
Ну и в-третьих,Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: Про городских грабителей

Двадцать девятый свиток «Стародавних повестей» посвящён в основном злодеям, разбойникам и преступникам. Именно из-за него эта книга прослыла «грубым сочинением», и именно эти рассказы оказались так популярны в новейшее время — как показывающие изнанку «золотой эпохи Хэйан». Особенно их любил, охотно пересказывал и переделывал Акутагава Рюноскэ, но об этом в другой раз.

Хостинг картинок yapx.ru
Рассказ о том, как в дом господина Фудзивара ворвались грабители и их поймали
В стародавние времена в усадьбе между переулками Инокума и Аяно жил господин Фудзивара-но [Такой-то]. Должно быть, было у него и имение, как-то раз он съездил в деревню и вернулся, привезя с собой много всякого добра. Стали разгружать, а по соседству жили грабители: увидели, захотели поживиться, собрали шайку и ворвались в усадьбу.
Слуги в той усадьбе либо попрятались среди вещей, либо забились под крыльцо. Боеспособных не было ни одного, и грабители без помех могли вытащить из дому всё имущество, забрать и уйти, ничего не оставить.
Но под крыльцом прятался один слуга-коротышка, лежал ничком.
Collapse )
Ёса

По следам раскаявшегося грабителя

Хостинг картинок yapx.ru (Продолжение. Начало тут)

Пьеса Мокуами про раскаявшихся бандитов имела большой успех. Её немедленно взял на вооружение знаменитый эстрадный сказитель того времени, автор и исполнитель рассказов ракуго Рю:тэй Энси (柳亭燕枝, 1838-1900) — перекроив и переделав. А ещё через год, в 1883-1884 годах, его извод вышел на бумаге, в виде двухтомного романа под названием «Островные ржанки, или Белые волны в открытом море» (島鵆沖白浪, «Сима тидори окицу сиранами») .
От кабукинской пьесы в романе остались рожки да ножки. Прежде всего, действие, которое у Мокуами подчёркнуто отнесено было к «нашим дням», оказалось перенесено в токугавские времена, так что герои стали современниками «Пятерых молодцов белых волн». К тому же на полноценный приключенческий двухтомник явно не хватало ни действия, ни персонажей — так что пришлось щедрой рукою добавить и того, и другого (и сделать героиню удалой разбойницей). От пьесы сохранилось несколько сцен и мотивов, но и только. Зато иллюстрировал роман не кто-нибудь, а сам Цукиока Ёситоси!
Collapse )