Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Ёса

Воровские истории в «Стародавних повестях» и рассказы Акутагавы Рюноскэ

Скорее всего, «Собрание стародавних повестей» в XX веке осталось бы где-то в задних рядах почтенной хэйанской классики – интересной знатокам, в отрывках изучаемой на уроках истории литературы, но и только. Так могло бы случиться – если бы в 1910-е годы за эти средневековые рассказы не взялся Акутагава Рюноскэ (1892–1927). Взялся и как писатель, и как критик: стал их пересказывать для современного читателя и на их примере показывать, как можно заново прочитать родную словесность, найти в ней именно то, чего ищет новая литература.
Collapse )
Лалаи

Японские книжки «для неграмотных»

Казалось бы, немало существует обычных способов писать по-японски: иероглифы, две азбуки, разные сочетания иероглифов с азбукой… Но помимо этого попадаются и другие виды письма. Например, такой, как в книжках «для неграмотных», мухицу, или «для тёмных людей», мэкура. В них текст пишется не буквами и не иероглифами, а ребусами, каждый слог зашифрован картинкой. Вот тут - обложка книги, на ней написано заглавие:
Хостинг картинок yapx.ru
Collapse )
Ёса

Хэйанские байки: воровские хитрости

Среди воров эпохи Хэйан особенно знаменит Хакамадарэ, он же Штанодёр. Самая знаменитая история про него – вот эта: как он пытался ограбить воина и музыканта Фудзивара-но Ясумасу, но не сумел.  В «Собрании стародавних повестей» она, конечно, тоже есть, в разделе про воинов. Но Штанодёр появляется и в воровских историях.

Хостинг картинок yapx.ru

Рассказ о том, как вор Штанодёр притворился мертвым и убил человека возле заставы
В стародавние времена жил вор по прозвищу Штанодёр, Хакамадарэ.
Он постоянно воровал, его поймали и посадили в тюрьму, но потом объявлено было великое помилование узникам, и он вышел, податься ему было некуда, он не придумал, что делать, пошёл к горам у заставы, а жить ему было совсем не на что.

Collapse )

Амнистию узникам обычно объявляли по случаю больших бедствий вроде засухи или поветрия. Видимо, свою шайку Хакамадарэ набирает из таких же, как он, недавно амнистированных, ещё не нашедших себе занятия и пристанища. Из столицы разбойник направляется к горам у заставы Аусака, через которую проходит дорога в восточные земли. Выражение «ты мой заклятый враг», оя-но катаки, собственно, «враг моего отца», здесь, видимо, никакой реальной вражды не подразумевает, используется просто как бранное. Тайра-но Садамити, воин из отряда блистательного Минамото-но Райко, недавно мелькал в другой хэйанской байке и в совсем другой роли.

А вот еще одна история: тут разбойники, наоборот, рассчитывают на тех, кто на дороге ведёт себя разумно и по правилам вежливости

Рассказ о том, как Харудзуми из края Кии встретился с грабителями
В стародавние времена в краю Кии в уезде Ито: жил человек по имени Саканоуэ-но Харудзуми. Он вовсе не был слаб на воинском Пути. Служил он в свите прежнего правителя края [Кадзуса] Тайра-но Корэтоки.
Однажды они отправились в столицу, а у Харудзуми были враги, и он не терял бдительности. Сам вооружился и отряд свой вооружил. И вот, никого не встретив, приехали они поздней ночью – а у нижней окраины столицы навстречу им друг за другом едут роскошно одетые всадники, впереди бежит скороход. Кричит, Харудзуми и его люди спешились, а скороход им: [отложите] луки, отдайте поклон, живо! Приезжие растерялись, все [отложили] луки.
Кланяются лицом в землю и думают: сейчас уж эти господа проедут… Но тут все начиная с Харудзуми и до слуг при его отряде чуют: кто-то сзади их держит за шиворот, пригибает, не даёт подняться. Зачем это? – думают они. Подняли головы, смотрят – а перед ними словно бы придворные, пять или шесть всадников в доспехах, с луками и колчанами, вида очень грозного, достают стрелы и говорят: не двигаться, не то расстреляем! Да ведь это не придворные, а грабители нас обманули!
Видя такое, приезжие на самом деле разозлились и расстроились безмерно. Чуть двинешься – застрелят! И вот, негодяи эти, как хотят, то положат их, то подымут, у всех до единого отобрали одежду, луки, колчаны, лошадей, сбрую, мечи, кинжалы, всё вплоть до сапог – всё подчистую забрали и уехали.
Тут Харудзуми говорит: ведь не то чтоб я был слаб как воин, каких только разбойников не убивал, а тут так оплошал! В настоящей схватке я бы так не опозорился. Но перед ними бежал скороход, кричал, вот мы и сели, согнулись, и что мы могли поделать? Всё оттого, что для воинского пути я не гожусь! И с тех пор оставил воинскую службу, стал свитским слугой.
Итак, если встретишь кого-то, перед кем бегут скороходы, надо хорошенько подумать, как себя вести. Так передают этот рассказ.


Про Саканоуэ-но Харудзуми кроме этой истории ничего не известно. Кем он стал в итоге, неясно, «свитский» – перевод условный; занятие его обозначено как вакидарэ, что, вероятно, синонимично вакисаси – «боковой», слуга, который пешком шагает рядом с господином, когда тот едет верхом или в повозке.
Ёса

Хэйанские байки: преступники поневоле

Вот еще две истории из «Стародавних повестей», обе очень грустные

Рассказ о том, как вор забрался на склад при управе края Хо:ки и его убили
В стародавние времена жил человек по имени Татибана-но Цунэкуни, наместник края Хо:ки. В пору, когда он управлял тем краем, случилась страшная засуха, настал голодный год.
А при краевой управе был склад […]. Все запасы со склада были уже розданы без остатка, и в эту пору кто-то проходил мимо – а на складе будто бы что-то стучит. Что за стук? Прислушались, а из склада кто-то говорит:
– Я вор! Объявите о том всем! Я видел, что тут на складе хранился сушёный рис, думал, возьму немного и спасу себе жизнь. Забрался наверх, разобрал крышу, хотел достать риса, протянул руку – и свалился вниз. Риса нет, пусто, уже дня четыре или пять я не могу отсюда выбраться, скоро умру с голоду. Выпустите меня, лучше умереть снаружи!
Collapse )
Мисэн

Червь, Свинья и Волк, или О книгочеях

Хостинг картинок yapx.ru
Самый, наверное, известный корейский роман — это «Сказание о Хон Гильдоне», и ещё более известен его главный герой, благородный разбойник и заступник бедных.. Написал этот роман в самом начале XVII века сановник Хо Гюн, даровитый литератор (у него в семье все такими были) и неудачливый политик — в 1618 году король Кванхэ-гун казнил его за попытку мятежа, то ли вымышленную, то ли действительную. Сам Хон Гильдон в первоисточнике — незаконный и неполноправный сын знатного господина, отец хочет его убить, сын уходит в разбойники, робингудствует, наводя ужас на всю знать, так что король (Ёнсан-гун, знаменитый тиран, с которым охотно – и несправедливо — сравнивали царствовавшего ста годами позже Кванхэ) делает его министром. Но и в этом положении Хон Гильдон ничего решительного не может сделать, вновь собирает свой отряд, идёт с ним по белу свету и, наконец, освободив от демонов дальнюю страну Юльдо, строит там наконец государство справедливости.
Collapse )
Мисэн

Полицейские Корейской Империи

Хостинг картинок yapx.ru
Посмотрели очередной корейский исторический сериал — «Охрана Чосона [в другом переводе — Полиция Чосона], сезон 3» (별순검 시즌3, 2010, 20 серий). В названии, что забавно, неверно почти все — что не мешает этой картине оказаться лучшим корейским детективным сериалом из тех, что нам попадались (не только из исторических, но и «из нашего времени»).
Что с заглавием не так? Во-первых, «Пёльсунгам» — это не «охрана» и не «полиция вообще», а название подразделения — примерно «Следственный отдел уголовного розыска». Это важно, потому что другие подразделения и ведомства этой только что обновлённой на западный лад корейской полиции («Кюнмучуна») в сериале появляются, и отдел, в котором работают герои, с ними то сотрудничает, то конфликтует.
Во-вторых, действие происходит в 1898 году, уже не в королевстве Чосон, а в его преемнике — Корейской империи, она же Тэхан Чегук. И время важно — совсем недавно грянуло восстание Тонхак (показанное в «Цветке маша»), в Корею вторглись японцы, начались реформы — отменили рабство, разрешили христианство, открылись первые биржа и больница западного образца, а на корейское хозяйство всё больше накладывают руку Япония, Америка, Россия и Европа, ожесточённо соперничая и очень раздражая местных жителей. При этом прежнее казнокрадство и борьба партий никуда не делись и страна на грани гражданской войны — королеву убили, король (ныне император) год скрывается в русском посольстве, и так далее. Все эти недавние и текущие события в сериале отражены, играют важную роль в сюжете и чётко показывают, что на экране — уже совсем не старый Чосон. Эта усердно обновляющаяся, но слабая и безнадёжно запаздывающая во всём империя продержится ещё чуть больше десяти лет, до аннексии Кореи Японией.
Ну и в-третьих,Collapse )
Но

Хэйанские байки: Про жабу

Очередная история из «Стародавних повестей». Повтор в начале — так в подлиннике; о том, какой позор оказаться на людях простоволосым, говорилось уже в нескольких предыдущих рассказах.

Рассказ о том, как у ворот Ближней стражи люди спотыкались о жабу

В стародавние времена, при государе [Имярек], у ворот Ближней государевой стражи жила жаба, и люди об неё спотыкались и падали. Почему-то в воротах Ближней стражи завелась огромная жаба, и каждый вечер, как стемнеет, выходила, лежала, как плоский камень, и все, кто входил в ворота или выходил, знатные люди и простые, спотыкались об неё. А как только кто-нибудь запнётся, она тут же спрячется. И так день за днём: люди уже знали про неё, но почему-то всё равно снова и снова на неё наступали и падали.

Collapse )
Мисэн

Как кончался Чосон

Хостинг картинок yapx.ru В 2014 году вышел сериал «Чон Доджон» (сценарист — Чжан Хёнмин), а через год — «Шесть летящих драконов» (режиссёр — Син Кёнсу); обе ленты были примерно об одном и том же — как создавалось в конце XIV века королевство Чосон. А в этом году те же режиссёр и сценарист объединились и выпустили сериал о том, как через пятьсот лет Чосону пришёл конец. По-корейски он называется «Цветок маша, или Человек, стань Небом» (녹두꽃 - 사람, 하늘이 되다, 40 получасовых серий), по-русски — «Угымчхи: Цветок маша». На наш глаз, получилась очень достойная лента, парная к «Драконам». И, как и в случае с «летящими драконами», название нуждается в пояснении.
Collapse )
Мисэн

Полочка, или Исправленному верить?

Хостинг картинок yapx.ru

Есть такой поджанр корейских исторических (точнее, псевдоисторических) фильмов и сериалов, который называют по-разному, но мы предпочитаем название «Однажды в Чосоне» или «При ване Дуконе» (т.е. «царе Горохе»). В них действие происходит в старой Корее, но нет никаких именных исторических лиц, они не привязаны обычно к определённым датам и царствованиям, а лишь к пятисотлетним декорациям королевства Чосон, и события в них полностью или почти полностью вымышленные, а то и относятся к «альтернативной истории». Иногда можно определить время действия с точностью до столетия, но остальные условия сохраняются. Collapse )