umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Category:

Китайские байки про загробный суд: уклонисты

В прошлый раз речь зашла о том, как можно отказаться от предложения послужить в загробном суде. Вот истории об этом, в японские "Стародавние повести" попали из китайских "Записок о загробном воздаянии"

Рассказ о том, как в Китае Ма Цзя-юнь из Вэйцзюня побывал на Тёмной дороге и вернулся к жизни

В стародавние времена в Китае при династии [Тан] жил человек из семейства Ма из Вэйцзюня по имени Цзя-юнь.
В первом месяце шестого года Чжэнь-гуань [632 г.] он сидел дома, вечером вышел за ворота и вдруг видит: у ворот под деревом стоят какие-то двое, каждый держит в поводу коня. Цзя-юнь их увидел и спрашивает: вы кто? А они отвечают: мы посланцы Дунхай-гуна, прибыли сопроводить человека из семейства Ма. Цзя-юнь смолоду был широко образован и рассудителен, в том краю его имя было известно. К нему постоянно прибывали посланцы двора, на всех четырёх сторонах света он бывал почётным гостем. Многие просили о встрече с ним. Но сейчас он услышал имя и удивился, говорит посланцам:
– У меня нет коня.
А посланцы отвечают:
– Коня мы предоставим, вот конь для вас, господин Ма!
Тогда Цзя-юнь будто бы прямо под деревом сел в седло и уехал. А тем временем он вдруг там же, под деревом, упал и умер. И попал в некое судебное учреждение, вошёл в большие ворота. А у ворот несколько десятков мужчин и женщин, стояли, как просители.
И была там одна госпожа, она с Цзя-юнем давно была знакома. Она рассказала:
– Прежде я была подругой главнокомандующего Чжана. Мы с вами часто виделись. Но главнокомандующий без причины убил меня. Я подаю прошения в Небесное ведомство вот уже три года. Но Ван Владыка Неба защищал моего господина, и потому моим прошениям хода не давали. И всё же сегодня я изложила судье своё дело, и господина наконец-то вызовут сюда! Давно пора ему явиться! Но я думала, меня одну погубили безвинно. А вы, господин Ма, как здесь очутились?
Так Цзя-юнь узнал, что эта женщина, госпожа Цуй, была убита. Он смотрит вокруг, слушает – и понимает, что сам он тоже умер. Посланцы его ввели в ворота, сообщили, что доставили его. Но их начальник ещё почивал и Цзя-юня не стал допрашивать. Тогда его отвели к некому надзирателю Хо и велели сидеть там.
Цзя-юнь поглядел на надзирателя – а это не кто иной, как Хо Чжан, главный секретарь временной управы Ичжоу. Он увидел Цзя-юня, сел рядом и говорит:
– Нашему ведомству не хватает писца. Дунхай-гун прослышал, что ты даровит и учён, вот и вызвал тебя, чтобы назначить на эту должность.
Цзя-юнь говорит:
– Дом мой беден, жене и детям будет не на что жить. А потому – не заступитесь ли вы за меня, чтобы меня отпустили? Я был бы счастлив, если бы вышло так!
– Тогда, – отвечает Хо Чжан, – сам объясни, что учёность твоя поверхностна, а разумение ничтожно. Я это подтвержу.
Тут кто-то пришёл и объявляет: господин судья проснулся! И Цзя-юня повели к нему. Глядь – там в присутствии восседает человек. На вид полный, невысокий, лицо чёрное. Он велел Цзя-юню подойти ближе и говорит:
– Я слышал о твоём даровании и учёности, хочу назначить тебя писцом. Согласен?
Цзя-юнь поклонился и говорит:
– Это великое счастье. Но я всего лишь деревенщина с дальних окраин, тружусь в поле, понемногу постигаю будущую жизнь. Для службы писца я не подойду.
Господин ему:
– Ты знаком с Хо Чжаном?
– Да, все мои дела Хо Чжану известны, – отвечает Цзя-юнь.
Тогда господин отправил посланца, позвал Хо Чжана, спросил его о дарованиях и учёности Цзя-юня, тот ответил:
– Когда был жив, я знал, что Цзя-юнь разбирается в книгах, но не видел, чтобы он сам что-то писал.
Господин говорит:
– Раз так, кто же подошёл бы нам на должность писца?
Хо Чжан ему:
– Есть человек по имени Чэнь Цзы-лян, он писать умеет хорошо.
Тогда господин велел: отпустите Ма, верните его домой. А сюда доставьте Цзы-ляна! Цзя-юнь откланялся и вышел.
Хо Чжан, расставаясь с ним, сказал:
– Прошу, передай от меня Гоу в моей усадьбе: когда я был жив, я велел тебе продать моего коня и ради меня построить пагоду. А ты коня продал, а деньги присвоил. Скорее построй пагоду, как я тебе велел! Этот Гоу из моего дома – мой старший сын.
Цзя-юнь спрашивает:
– Я недавно видел жену Чжан Гун-цзиня. Она говорила о Ване Владыке Неба. Кто это?
– Ван, земляк Гун-цзиня, – отвечает Хо Чжан. – Он соблюдал пять заповедей, а потому после смерти стал Небесным Владыкой, постоянно защищает Гун-цзиня. Вот и сейчас того отпустили, но, похоже, больше не отпустят.
Он договорил, и они расстались. Хо Чжан отрядил посланца проводить Цзя-юня. Посланец его вывел к небольшой тропинке, показал, куда идти дальше, чтобы попасть домой. Цзя-юнь ожил, отправился в дом Хо Чжана и передал все его слова, что слышал на Тёмной дороге.
В седьмом месяце того же года человек из Мяньчжоу по прозванью Чэнь, а по имени Цзы-лян внезапно умер. Но наутро очнулся и рассказал:
– Меня представили Дунхай-гуну, он хотел было меня назначить писцом, но я отказался, заявил, что не разбираюсь в словесности, и он со мной распрощался.
Потом был ещё уроженец края У, тоже Чэнь Цзы-лян. Он скончался, а потом умер и Гун-цзинь.
Оба они умерли, а позже Цзя-юнь с попутчиками как-то шёл по дороге и вдруг увидел посланца из той судейской управы. Цзя-юнь побледнел, испугался безмерно. И пустился бежать. Через какое-то время остановился, попутчики спрашивают: что с вами? А он отвечает:
– Это посланец Дунхай-гуна, я его видел раньше.
И ещё сказал:
– Он направляется в Ичжоу чтобы вызвать тамошнего жителя. А ещё он мне сказал: Чэнь Цзы-лян всячески жалуется на тебя. Хо Чжан замолвил за тебя словечко – и его за это бранили и винили. Как же ты отвертелся? Отпустили тебя потому, что ты спас кому-то жизнь.
А до того Цзя-юнь побывал в Шу. Тамошние жители как раз спустили воду из пруда и вытаскивали рыбу. Цзя-юнь в тех краях кого-то обучал письму и получил в награду несколько десятков отрезов шёлка. За этот шёлк он выкупил прудовых рыб и отпустил их. Вот о чём говорил посланец.
В середине годов Чжэнь-гуань Сын Неба, пребывая в Девятиярусном дворце, прослышал об этом деле и тотчас поручил помощнику главы канцелярии Цэн Вэнь-бэню разузнать о деле. Вэнь-бэнь всё подробно записал и представил доклад государю. Цзя-юнь стал потом наставником в Государственном училище, на этой должности и умер. Так передают этот рассказ.


Рассказ о том, как придворный врачеватель Сунь Хуэй-пу по ошибке попал на Тёмную дорогу и вернулся

В стародавние времена в Китае при династии [Тан] жил человек по имени Хуэй-пу, придворный врачеватель. Он был родом из Цзичжоу. В тринадцатом году Чжэнь-гуань [639 г.] он сопровождал императора в Девятиярусный дворец и поселился в долине Саньшань в домике по соседству с Великим учителем Вэем.
Как-то раз ночью, в час Свиньи [с 21 до 23 часов] Хуэй-пу услышал, как из-за ворот кто-то зовёт его: эй, врачеватель Сунь! Хуэй-пу выглянул: неужто сосед, Великий учитель, прислал за мной? Тотчас вышел – а там двое. Говорят: судья вызывает тебя. Скорее в путь! Хуэй-пу отвечает: не могу же я идти пешком! А посланцы ему: ежели так, поезжай верхом! Хуэй-пу вывел своего коня, сел в седло, поехал с этими двоими. Глядь – небо и земля светлы, как днём, солнце ярко светит. Сообразив это, Хуэй-пу испугался, но ничего не сказал.
Посланцы с ним направились к выезду из северной долины, потом на северо-восток от государева дворца, проехали шесть или семь ри, добрались до долины Мусу. Глядь – вдалеке ещё двое, везут человека по имени Хань Фэн-фан. И говорят провожатым Хуэй-пу: вы ошиблись! Вот он, мы его взяли. А вы своего отпустите! Тогда посланцы отпустили Хуэй-пу, бросили и исчезли. Хуэй-пу поехал обратно, куда дорога выведет, а дорога обычная, ничего особенного. Доехал до дому, спешился, вошёл. Привязал коня, хотел было зайти в спальню – а в проходе спит служанка. Хуэй-пу её окликнул – не отвечает. Он через неё перешагнул, вошёл и видит: там сам он спит вместе с женой. Хотел к своему телу подойти – но приблизиться не смог.
Тогда он отошёл к южной стене. Громким голосом позвал жену – не откликается. В доме очень яркий свет, Хуэй-пу взглянул в угол – там паутина и в ней две мухи: одна большая, другая поменьше. Взглянул на балку – там лежат лекарства. И нет ничего, что не было бы ярко освещено. Только вот к постели подойти нельзя.
Тогда он подумал: я умер. И очень испугался. Увы! Больше не смогу быть вместе с женой! – опечалился он. Отошёл опять к южной стене и там заснул.
Прошло много времени. Он вдруг проснулся: у себя в постели, вокруг темно, ничего не видно. И рядом спит жена. Хуэй-пу разбудил её и всё рассказал. Жена выслушала, зажгла огонь – а муж весь в поту. Поднялся, посмотрел в том углу, где была паутина, – её нет. Осмотрел коня – и конь тоже в поту. А Хань Фэн-фан той ночью внезапно умер.
Позже, в семнадцатом году Чжэнь-гуань [643 г.], Хуэй-пу по государеву приказу отправился в Ци-чжоу лечить заболевшего Циского вана Ю. На обратном пути доехал до станции Сяои к востоку от Лочжоу и вдруг явился некто и спрашивает:
– Вы Сунь Хуэй-пу?
– Да, это я. А вы почему спрашиваете?
– Я демон. У меня приказ от Великого учителя Вэя, он указал на вас.
Хуэй-пу взял грамоту, читает подпись: «Вэй Чжэн, Чжэн-гун». Удивился, говорит:
– Чжэн-гун ещё жив. Как же он меня вызывает этой грамотой?
– Чжэн-гун уже умер, – отвечает демон. – Теперь он стал главным надзирателем-регистратором Солнечной столицы. Вот и послал меня за вами.
Тогда Хуэй-пу демона усадил, угостил. Демон был очень рад, стал благодарить. Хуэй-пу его просит:
– Я по государеву приказу ездил в Цичжоу, ещё не вернулся. Чжэн-гун не может вызвать меня. Пусть бы он подождал, пока я вернусь в столицу, отчитаюсь – а уж потом приму его приказ. Что скажешь?
Демон разрешил. Днём этот демон ехал вместе с ним, ночью вместе с ним располагался на ночлег. Так они доехали до Вэньсяня, и демон сказал:
– Я отправлюсь туда, где смогу миновать заставу. Подожду, пока ты отчитаешься, а потом увидимся. Не ешь острой пищи!
И Хуэй-пу заверил, что последует его словам.
А сам вернулся в столицу, отчитался государю, расспросил о Чжэн-гуне – а тот уже скончался. Если сопоставить, то день его кончины был как раз накануне того, как Хуэй-пу приехал на станцию Сяои. Хуэй-пу вспомнил – всё так. И понял, что сам он непременно умрёт. Оставил наказы домашним, пригласил монахов, попросил их прочесть сутры, изготовил образ Будды, переписал свитки сутр. Так прошло шесть или семь дней, к Хуэй-пу ночью во сне явился демон и вызвал его. Забрал Хуэй-пу, поднялся с ним на высокую гору. На вершине горы огромный дворец, они туда вошли, а во дворце толпа народа, увидела Хуэй-пу и говорит:
– Этот человек взрастил корни блага! Его не надо здесь оставлять, надо отпустить! И тотчас его выставили, спустили с горы, как ему казалось, – и он проснулся.
Тогда Хуэй-пу думает: я взрастил корни блага и в этот раз смог избежать смерти! Обрадовался безмерно. Потом он беспечально прожил ещё долго. Так передают этот рассказ.


Великий учитель Вэй, он же Вэй Чжэн 580‒643), историк и государственный деятель, был канцлером при танском государе Тай-цзуне.
Tags: Китай, Япония, поучительные истории
Subscribe

  • Мацукава Хандзан - игры вещей

    Ещё задолго до реставрации Мэйдзи, в 1837 году, молодой Мацукава Хандзан выпустил серию книжек, текст к ней написал Киро:тэй Рикимару 鬼拉亭力丸.…

  • Мацукава Хандзан: азбука новых времён

    Эту книжечку Мацукава выпустил уже при Мэйдзи, в 1873 году, совместно с Като: Ю:ити 加藤祐一 и Мурата Кайсэки 村田海石 – двумя авторами из Осаки,…

  • Мацукава Хандзан - журнальные картинки

    Покажем несколько других работ Мацукавы Хандзана 松川半山 (1818–1882) помимо книги о подвижниках Чистой земли. Сегодня – его иллюстрации к «Западному…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments