umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Categories:

Китайские байки: прикладное религиоведение

Среди рассказов о Китае в «Стародавних повестях» есть немало историй про приключения на посмертном суде. Взяты они в основном из книги «Записки о загробном воздаянии» (冥報記,«Минбао-цзи») китайского писателя VII века Тан Линя. Но, как всегда, японские рассказчики передают китайские истории, немного переиначивая.

Рассказ о том, как в Китае Суй Жэнь-цянь пожелал узнать о Тёмной дороге
В стародавние времена в Китае во времена Суй [581—618 гг.] жил человек по имени Суй Жэнь-цянь. С детства он изучал конфуцианские каноны, а в духов не верил. Всегда хотел проверить, есть духи или их нет, ходил к духовидцам, учился у них. Больше десяти лет вникал в это учение, но духов увидеть так и не смог.
Как-то раз Жэнь-цянь по пути из дому на службу в уездную управу увидел человека: похож на важного сановника, в шапке, в красном одеянии, едет на хорошем коне. Человек незнакомый, с ним свита в пятьдесят молодцов. Он увидел Жэнь-цяня, но ничего не сказал.
И так они встречались десятки раз на протяжении десяти лет.
И вот, однажды при встрече тот человек придержал коня, подозвал к себе Жэнь-цяня и говорит:
– Я вас часто вижу и проникся к вам уважением. Хотел бы с вами подружиться.
Жэнь-цянь ему поклонился и спрашивает: кто вы? А тот отвечает:
– Я дух. Прозванье моё Чэн , а имя Цзин. Прежде я жил в Хуннуне, во времена Западной Цзинь [265–316] был помощником начальника округа. А сейчас служу в стране варваров ху в должности помощника начальника приказа. 
Жэнь-цянь снова спрашивает:
– А что это за страна? Как зовут правителя?
Цзин отвечает:
– Все земли к северу от Хуанхэ – это наша страна Ху. Всё, что к северо-западу от столичного города Луфаня [в Шаньси]. Там одни лишь пески да камни. А правителя зовут Лин-ван, он же Чжао У. Ныне вся наша страна подчиняется горе Тайшань. А на Тайшань каждый месяц собираются все знаменитые духи и боги. Вот почему я часто проезжаю здесь и каждый раз встречаю вас.
Жэнь говорит:
– У людей и духов разные пути. Как же я мог бы с вами подружиться?
А Цзин ему:
– Вам не нужно меня бояться и сторониться. Я людям приношу удачу. Вот почему: если человеку грозит беда извне, мы её отвращаем, помогаем избежать стороннего вреда. Но с той судьбой, что наследуется от прежних деяний, с карами за великие грехи мы ничего поделать не можем.
Жэнь-цянь думает: да о таком можно только мечтать!
И осторожно согласился. Тогда Цзин оставил ему одного из своих свитских, велел: будь всегда с Жэнь-цянем и обо всём, что случится, его предупреждай! А сам уехал. Свитский стал сопровождать Жэнь-цяня, как покорный слуга, неотлучно следовал за ним и предупреждал обо всём, что должно случиться и о чём Жэнь-цянь сам не знал.
И вот, в начале годов Да-е Жэнь-цяня пригласил к себе человек по имени Цэнь Чжи-сян, руководивший тогда в Ханьдане. У него был сын по имени Вэнь-бэнь, ещё не надевший шапку взрослого. Отец попросил Жэнь-цяня, чтобы тот обучил юношу словесности. И Жэнь-цянь с Вэнь-бэнем стали учителем и учеником, ни в чём не мыслили розно.
Поэтому Жэнь-цянь сказал Вэнь-бэню:
– Я знаком с духом по прозванью Чэн, помощником начальника приказа. Он мне является, мы разговариваем, он велел никому не пересказывать его речей, но мы с тобой друг другу доверяем как учитель и ученик, и я не мог тебе этого не сообщить. По его словам, у духов есть своя пища, но насытиться ею они не могут, а потому постоянно страдают от голода. Но если один только раз отведают человеческой еды, они потом сыты целый год. На самом деле многие духи имеют обыкновение воровать съестное у людей. Но этот дух – знатный, степенный, он еду не ворует. Предложил мне: давайте дружить, вы меня будете угощать.
Всё это Жэнь-цянь рассказал Вэнь-бэню. Тот выслушал и решил: а поднесу-ка и я угощенье этому духу! Всё подготовил, состряпал изысканные кушанья. Тут Жэнь-цянь говорит:
– Духи никогда не заходят в людские жилища. Надо вне дома, у воды, растянуть полог, устроить сиденья и там подать напитки и еду.
Вэнь-бэнь последовал его словам, всё так и устроил. Тогда Жэнь-цянь увидел: прибыл Цзин с ещё двумя гостями, уселись. А ещё с ними было больше сотни свитских верховых. Вэнь-бэнь поклонился в ту сторону, где стояли сиденья для гостей, извинился, что угощенье скромное, попросил: отведайте! И Жэнь-цянь, зная помыслы Цзина, от его имени принёс извинения за хлопоты. А когда Вэнь-бэнь ещё только готовился к этой трапезе, Жэнь-цянь ему прислал несколько листков листового золота. Вень-бэнь спросил: что это? А Жэнь-цянь ответил:
– У духов другие вещи, чем у людей, но золото и шёлк у них вполне в ходу, вот зачем я тебе прислал золото. Но на самом деле годятся и заменители, но обязательно настоящие. Можно олово покрасить в золотой цвет, вот и будет золото, а из бумаги сделать шёлк, духам как раз подойдёт.
Тогда Вэнь-бэнь по его наставлениям изготовил подарки. И вот, Цзин откушал, потом велел своим свитским тоже сесть и поесть. Вэнь-бэнь ему преподнёс золотых монет и шёлковых ниток. Тут Цзин весьма обрадовался, стал смущённо благодарить: разве смогу я забыть такое?! Рассмеялся и исчез.
Потом прошло несколько лет. Жэнь-цянь заболел, тяжко страдал, долго не вставал с постели: так прошли дни и месяцы. Он спросил у своего слуги-духа: что это за болезнь? А дух не знал, спросил у начальства, у помощника начальника приказа. Тот говорит:
– Такой болезни, как у Жэнь-цяня, во всей стране никто не знает. В будущем месяце духи соберутся на горе Тайшань, я их расспрошу, разузнаю подробно и тогда отвечу.
Настал следующий месяц, помощник начальника приказа сам явился к Жэнь-цяню и говорит ему:
– Вот что я узнал. Ваш земляк из Чжао теперь на горе Тайшань возглавил канцелярию. В его ведомстве не хватает человека, он продвигает вас на эту должность. Вызывает вас, чтобы вы готовили бумаги и делали выписки из книг. Вот почему вы болеете. Чтобы там стать писцом, вам непременно придётся умереть.
Жэнь-цянь спрашивает:
– А есть ли способ этого избежать?
– Вам отмерен срок в шестьдесят лет, – говорит Цзин. – А сейчас вам пошел четвертый десяток. Значит, глава канцелярии Чжао неправ, что силой пытается вас заполучить. Я хочу попросить за вас. Как я слышал, этот Чжао говорил: мы-де со старшим братцем Суем учились вместе, глубоко обязаны друг другу, я теперь по счастью стал главой канцелярии, мне нужен человек на свободную должность писца. Управа сейчас отбирает людей, так уж я договорюсь насчёт старшего братца Суя – то есть насчёт вас. Но тогда вы не проживете должного срока, непременно умрёте. А когда умрёте и встретитесь с ним, это ещё не значит, что вы непременно получите должность. А вы, конечно, не хотите терять тридцать лет жизни, боитесь умереть. Однако если приказ выйдет, отменить его будет уже нельзя. Тут уж не сомневайтесь!
Жэнь-цянь это выслушал, испугался, недуг его стал ещё тяжелее. Цзин говорит:
– Глава канцелярии Чжао непременно вызовет вас. Если вы всё ещё хотите видеть духов, поскорее повидайтесь с ним. Отправляйтесь к восточным святилищам горы Тайшань, переберётесь через небольшую горную гряду, за нею будет долина. Это и есть тамошняя столица. Придёте туда и сами увидите.
Жэнь Цзянь выслушал это и рассказал Вэнь-бэню.
Через несколько дней Цзин явился снова и говорит Жэнь-цяню:
– Вэнь-бэнь может выступить ходатаем за вас. Но, боюсь, он ничего не добьётся. Тогда надо будет поскорее изготовить образ Будды. Тогда приказ о вашем назначении сам собой исчезнет.
Жэнь-цянь снова сообщил об услышанном Вэнь-бэню. Тот выслушал и за три тысячи монет заказал нарисовать образ Будды на западной стене храмового зала. Картину нарисовали, потом опять явился Цзин, сообщил: вас отпустили! Жэнь-цянь хоть и услышал это, в сердце своём всё ещё сомневался. Спросил у Цзина:
– В законе Будды говорится о причинах и плодах в трёх веках [– прошлом, настоящем и будущем]. Это правда?
– Правда, – ответил Цзин.
– Но если это правда, люди после смерти должны рождаться на всех шести путях. Почему же все они становятся духами? Вот и Чжао У, Лин-ван стал духом, и вы…
Цзин на это возразил:
– Вот в вашем округе сколько живёт семей?
– Больше десяти тысяч, – ответил Жэнь-цянь.
– А сколько человек сидят в тюрьме?
– Обычно меньше двух десятков.
– А сколько человек из всех этих семей имеют пятый ранг?
– Ни одного.
– А сколько у вас чиновников девятого ранга и выше?
– Десять человек, – ответил Жэнь-цянь.
– Вот и на шести путях точно так же. Из десяти тысяч не найдётся и одного, кто родился бы на небесном пути. Это как чиновники пятого ранга в вашем уезде. На человеческий путь попадает десять человек из десяти тысяч, как в вашем уезде – в чиновники девятого ранга и выше. В подземные темницы – несколько десятков, как у вас в тюрьму. На самом деле духов и животных больше всего, как в вашем уезде податного народа. И на пути духов тоже есть различия: установлено, кто господа, а кто слуги. Их число особенно велико.
– А духи умирают? – спросил Жэнь-цянь.
– Умирают, – ответил Цзин.
– А после смерти на какой путь они попадают?
– Неизвестно. Точно так же, как люди не знают, что будет после смерти.
Жэнь-цянь снова спросил:
– А от даосских обрядов, жертвоприношений есть толк или нет?
Цзин ответил:
– Даосский Небесный владыка правит всеми шестью путями. Это и называется Небесным ведомством. Государь Яньло-ван подобен человеческому Сыну Неба. Князь горы Тайшань, фуцзюнь, подобен его главному министру. А мы подобны народу его страны, жителям всех областей. Допустим, кто-то в мире людей молится о счастье, приносит жертвы. Когда жертва принята [Небесным ведомством], государю Яньло приходит указание: в такой-то месяц и день получено прошение от Такого-то. Реши дело по справедливости, не допускай поблажек и перегибов! Яньло-ван с почтением принимает указание и даёт делу ход. Точно так же, как когда человек получает приказ от государя. Когда молятся не по справедливости, на избавление от бед рассчитывать нельзя. И когда по справедливости, наказание за грех неизбежно. Но разве это значит, что от обрядов нет пользы?
Жэнь-цянь спросил:
– А как насчет буддийских благих дел?
Цзин сказал:
– Будда – великий святой мудрец. Он письменных решений не рассылает. Кто творит благие дела, того почитают боги небесные и земные, много помогают ему. Если человек сотворил много блага, даже если насчёт него есть решение, ему не смогут дать ход. Это то, чего я не понимаю. И причин этого не знаю.
Договорил и исчез. А через день или два Жэнь-цянь уже встал с постели, болезнь его прошла.
Позже, в шестнадцатом году Чжэнь-гуань [642], в восьмой день девятого месяца Вэнь-бэнь, тогда уже помощник главы императорской канцелярии, был призван во дворец, ждал у ворот Сюань-у вместе со старшим братом [Тан Линя], служившим в казначействе, а ещё с ними были Ма Чжоу, помощник главы цензората, и Вэй Кунь , главный императорский секретарь. Тогда-то Вэнь-бэнь сам им всё это рассказал, а кто слышал, те так и передают этот рассказ.


«Варвары ху» – сюнну и народы, сменившие их на северных и северо-западных рубежах Китая. Цэнь Вэнь-бэнь действует ещё в нескольких рассказах Тан Линя как знаток всего, что связано с «духами». В рассказе соединяются два взгляда на воздаяние: буддийский и добуддийский, связанный с почитанием священной горы Тайшань и верой в то, что срок жизни человека и его посмертная судьба зависят от его поступков; учёт добрых и злых дел ведётся на Тайшань, а наказания и награды назначаются Небом или же богом Тайшань по поручению Небесного Владыки. Такая картина мироустройства соотносится с даосизмом; в Японии бога горы Тайшань 太山府君, Тайдзан-фукун, как владыку судеб почитали в основном приверженцы Пути Тёмного и Светлого начал, Оммё:до:.
Картина шести путей перерождения здесь несколько иная, чем в других рассказах «Стародайних повестей»: «духи» здесь явно не отождествляются ни с «голодными духами», ни с демонами-асурами, у них особый «путь». Всеми путями управляет Небесный владыка, путём духов – Яньло-ван, а бог горы Тайшань выступает его помощником.

Tags: Китай, Япония, поучительные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments