umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Categories:

Японские байки про Индию: две похожих сказки про царевну и царевича

Рассказ об Алмазной Уродине, дочери царя Прасенаджита
В стародавние времена в Индии в царстве Шравасти был царь, звали его Прасенаджит. А царицу звали госпожой Малликой. Была она настоящей красавицей, в шестнадцати великих царствах никто не сравнился бы с ней.
Она родила дочку. На вид девочка – словно ядовитая змея, пахнет скверно, люди к такой и близко не подойдут. Волосы густые, завитые налево, как у демона. И обликом, и повадкой вовсе не похожа на человека. Поэтому о девочке знали только трое: царь, царица и кормилица, а остальные о ней ничего не знали.
Царь говорит царице:
– Твоё дитя – Алмазная Уродина. Все её будут очень бояться. Надо поскорее отселить её подальше!
Построили хижину к северу от дворца и заперли там царевну с кормилицей и с одной служанкой, никуда не выпускали.
Когда Алмазной Уродине исполнилось двенадцать или тринадцать лет, цари шестнадцати великих царств, помня о красоте её матери, госпожи Маллики, все стали просить царевну себе в жёны. Однако царь-отец не соглашался, а нашёл одного человека, срочно произвёл в сановники, назвал своим зятем и поселил вместе с Алмазной Уродиной. Этот сановник не ждал, что встретит такое страшилище, днём и ночью горевал и печалился без конца. Но трудно нарушить царскую волю! Вот он и жил в той хижине.
А тем временем царь, исполняя главный обет всей своей жизни, прилежно устраивал собрания Закона. Но хотя Алмазная Уродина и была его старшей дочерью, из-за обличья её на те собрания не звали. Сановники, не зная, какова царевна на вид, удивлялись: почему она не приходит на собрания Закона? Заподозрили неладное и вот что подстроили: напоили царского зятя допьяна, а когда он совсем опьянел, тайком взяли ключ у него с пояса и послали мелкого чиновника к хижине посмотреть, какова царевна.
А ещё до прихода этого посланца Алмазная Уродина сидела в хижине одна, горевала и сетовала: о Будда Шакьямуни, прошу, пусть облик мой ненадолго станет красивым, чтобы мне пойти на отцовское Собрание Закона! И тут Будда явился в сад. Алмазная Уродина увидела прекрасный облик Будды и возрадовалась. И тут в её теле отразился образ Будды.
Скорее сообщу мужу-сановнику! – думает она, а между тем чиновник тихонько подкрался, подглядывает в щёлку – в хижине женщина, прекрасная, как Будда! Посланец вернулся, говорит сановникам: сердцу моему даже не вместить такого! Никогда ещё я не видал столь прекрасного женского лица!
Зять-сановник проснулся, встал, пошёл к хижине, глядь – а там незнакомая красавица. Он приблизился, спрашивает в сомнении: кто это пожаловал в нашу хижину? А она ему: я твоя жена, Алмазная Уродина! Муж ей: не может быть! А она: поспешу, пойду на отцовское собрание Закона. Будда смиловался надо мной и потому обличье моё изменилось! Сановник это услышал, побежал обратно, всё рассказал царю. Царь и царица слышат, дивятся, тотчас сели в носилки, добрались до хижины, смотрят – в самом деле красавица, каких на свете нет, не с кем и сравнить! Тогда они забрали дочь и привезли во дворец.
Как и хотела, царевна побывала на собрании Закона, а потом царь вместе с дочерью пришёл к Будде и подробно обо всём расспросил.
Будда молвил:
– Хорошо, хорошо! Эта женщина в древности была кухаркой в твоём доме. Один мудрец пришёл к тебе за подаянием. Ты исполнял благой обет: поставил во дворе мешок риса, все домашние от мала до велика взяли по горсти риса и поднесли в дар мудрецу. А та служанка, поднося дар, возвела хулу на монаха: лицо, мол, у него некрасивое. Монах тотчас предстал перед тобой, о царь, явил чудесные превращения, взлетел в небо и ушёл в нирвану. Служанка, видя это, зарыдала, каялась во грехе и сожалела. За то, что поднесла дар монаху, она теперь родилась царской дочерью, но за грех – за хулу на монаха – получила уродливый облик. Однако она покаялась, и сегодня я её обратил к учению, она избавилась от ужасного обличья, обрела прекрасный облик и навсегда вступила на Путь Будды!
Итак, не возводите хулы на монахов! А если совершили грех, всем сердцем покайтесь! Покаяние – наилучший путь ко благим корням! Так передают этот рассказ.


Рассказ о царевиче Горелом из царства Магадхи
В стародавние времена в индийском царстве Магадха был царь. У него было пятьсот сыновей. Все выросли, возмужали, были здоровы и жили по своему хотению. И был среди них царевич по имени Горелый. Тело у него было чёрное, словно уголь, а волосы рыжие, как сполохи огня. Обличьем ужасен, в точности – демон! Царь с царицей его невзлюбили, построили хижину в один квадратный дзё: [9 кв.м], там он спал, никто его не видел.
И вот другое царство подняло войска, вторглось в Магадху, хотело её разгромить. Тогда царь снарядил войско в несколько тысяч или десятков тысяч бойцов, двинулся в бой, но войско его уступало и числом, и силами, царство его могли разбить и захватить. Оттого в царском дворце люди суетились, безмерно горевали и сетовали, что придётся спасаться бегством.
Тогда царевич Горелый у себя в хижине прослышал, какая суматоха во дворце, позвал кормилицу и спрашивает: во дворце необычная суета, что стряслось? Кормилица отвечает:
– Разве ты не знаешь? Пришло иноземное войско, собирается напасть и захватить нас. Из-за этого царь, царица, царевичи – все собираются бежать в чужие страны. Тебе тоже придётся уйти в изгнание!
Царевич Горелый говорит:
– Да ведь это никуда не годится! Что ж раньше мне не сказали? Я пойду и немедля вражье войско выгоню вон!
Встал и пошёл. Кормилица о том сообщила царю. Царь не поверил [сыну]. Тогда царевич Горелый сам явился к царю-отцу и объявил:
– Я собираюсь выгнать вражье войско!
Позвал людей и говорит:
– Лук деда моего, мудрого царя, вращавшего колесо, лежит где-то во дворце на чердаке. Найдите его и принесите мне!
Люди нашли лук, принесли. Царевич обрадовался, взял лук, тронул тетиву – звон её раздался на сорок ри. Словно гром ударил! Царевич взял лук и стрелы, сколько поместится в кулак, к поясу привесил раковину-трубу и один пошёл прочь из дворца.
Царь-отец, царица-мать рыдают, не пускают: когда войско уходит в бой, из десяти тысяч живым возвращается один! Хоть ты и ужасен на вид, ты наш сын. Останься, не ходи! Но царевич не остался, вышел, встал перед вражеским станом, сначала протрубил в раковину – один раз и второй. Вражьи полчища испугались, устрашились, все попадали наземь. Затем ударил по тетиве лука – и все побежали. Тогда царевич говорит:
– Вот как звенит тетива лука! Каково придётся тысячному, десятитысячному войску, когда я выстрелю одной стрелой?
Сказал так и вернулся во дворец. Царь-отец на радостях говорит:
– Пять сотен сыновей я вырастил, но когда пришли враги, их сил ни на что не хватило. Только ты – мой сын!
Так он радовался безмерно.
И вот, царевичу исполнилось пятнадцать лет, он в первый раз сказал: хочу жениться! На простолюдинке жениться не стану, женюсь на знатной! Царь-отец думает в тревоге: даже простые люди, как увидят облик и повадку моего царевича, близко к нему не подойдут. Что уж и говорить о достойных людях! В нашем царстве все теперь знают, каков царевич. Так что посватаю-ка я за царевича Горелого царскую дочь из другой страны! И устрою так, чтобы днём она его не видела, ибо вид его ужасен! – Так решил царь и стал царевич по ночам встречаться с супругой.
Прошли дни и месяцы, царь думает: хоть у меня и пятьсот наложниц, я до сих пор их не видел, они все недовольны. Устрою пир среди цветов и погляжу на наложниц! Выбрал такой-то день в таком-то месяце, объявил: будет пир среди цветов! Наложницы все сшили себе новые платья, оделись в наряды из лучшей парчи. Свита каждой из них заготовила узорные ткани, крашенные во все цвета: голубой, жёлтый, красный, белый, где тоньше, а где гуще.
И вот, урочный день настал, все вышли к пруду перед главными дворцовыми палатами. Одни сели в лодки, взялись за вёсла, другие встали на плоты, оттолкнулись шестами. Кто-то в саду любуется цветами, а кто-то слушает голоса насекомых и поёт песни. Так они праздновали. Царь и царица велели поднять драгоценный занавес, глядят на них. Все во дворце от мала до велика собрались посмотреть, толпятся тучами. Какое из зрелищ в поднебесной может быть краше? И жена царевича Горелого, хотя и без мужа, вышла на праздник со всеми вместе.
Тут одна из наложниц с усмешкой говорит жене царевича: что же ты, юная госпожа, празднуешь одна? И другие наложницы поддакивают: вот если б муж ее был красавец… Жена царевича Горелого, слыша такое, устыдилась и скрылась.
И тайком рассказала кормилице: вот что говорят люди. Хочу увидеть мужа! Когда он ночью придёт, зажги огонь, дай мне посмотреть на него! Кормилица сделала, как велено: когда царевич пришёл, вдруг зажгла огонь. Жена смотрит – а он обличьем подобен демону! Увидела его и убежала, спряталась. Царевич устыдился, вернулся восвояси. А жена его той же ночью уехала к себе на родину. Царевич горевал безмерно.
Из-за этого царевич на рассвете ушёл далеко в горы и бросился с кручи. Но древесные боги подоспели, подхватили его, невредимым опустили на землю. Тут явился небесный государь Шакра и дал царевичу драгоценный камень. Царевич спрашивает:
– Кто ты и зачем дал мне камень? Я глуп, не понимаю! Неужто Будда мне явился? Если так, то расскажи мне о плодах воздаяния из прежних жизней!
Государь Шакра молвит:
– В прошлой жизни ты был сыном бедняка. Пришёл нищий-шрамана, попросил масла, отец тебе велел: дай ему очищенного масла! А ты пожалел чистого и дал нищему мерку нечистого масла. За эту заслугу отец твой родился царём, а ты царским сыном. Но за то, что дал подаяние нечистым маслом, ты получил ужасное тело. Я небесный государь Шакра. Жалея тебя, я дал тебе этот камень!
Сказал и исчез. И после этого царевич стал красавцем, словно бы свет излучал. Тут из дворца пришли искать, увидели его и думают: может, это будда? Или всё-таки наш царевич? А он говорит:
– Я ваш господин, царевич Горелый. Облик мой вдруг изменился, стал лучиться светом, наверно, потому, что мне дали вот это!
Сказал и отложил камень в сторону. И сделался таким, как был. Снова взял камень – стал красавцем, излучает свет! Тогда царевич вернулся во дворец, царь-отец вышел навстречу, увидел его – и сначала спросил, отчего он так выглядит. Царевич всё по порядку рассказал, царь и царица, слушая его, радовались безмерно.
Через несколько дней царевич отправился за женой в её родное царство. Жена увидала мужа – а он прекрасен! И в сердце своём возрадовалась. А тесть его, тамошний царь, на радостях уступил царевичу свой престол. Но царевич с женой вернулся в своё царство. И там царь-отец тоже уступил ему престол. Так Горелый сделался царём двух царств, правил поднебесной, как хотел.
Вот какую заслугу обретаешь, когда даёшь монаху масло! Что уж и говорить о тех, кто устраивает обряд десяти тысяч светильников! Можно понять, каковы их заслуги. Так проповедал Будда и так передают этот рассказ.


Обряд десяти тысяч светильников в разных храмах устраивают в разное время, обычно в середине восьмого месяца или около осеннего равноденствия. При обряде зажигают множество огней в честь будд и бодхисаттв и молятся об избавлении от грехов: как за себя, так и за умерших родных и близких. В Японии особенно знаменит такой обряд в городе Хэйан (Киото), где многие тысячи светильников пускают плыть по реке Камо.
Tags: Индия, Хэйан, Япония, поучительные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments