umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Categories:

«Наши достижения» (1)


Игры сугороку рисовались по-разному. Иногда сюжет сочинял автор, а рисунки делал художник; иногда это было одно лицо; а часто, особенно когда приходилось торопиться с выпуском игры к новому году, брали готовые картинки со старых и новых гравюр и объединяли их на одном игровом поле. Нередко издательский штатный художник причёсывал их в едином стиле. Чаще всего так поступали в сугороку на исторические темы или про «знаменитые виды». Сегодня мы посмотрим одно такое историческое сугороку 1935 года — приложение к журналу «Детский клуб» (幼年倶楽部, «Ё:нэн курабу»). Составитель его неизвестен, а картинки — с гравюр полутора десятков художников, в основном современных: это Икава Сэнгай, Исии Тэкисуй, Баба Сяти, Отакэ Коккан, Ямагава Эйга, Садаката Ё:кэй и другие. Называется игра «Сугороку успехов» (出世双六, «Сюссэ сугороку»), по-русски это что-то вроде «Наши достижения» — примеры достойных людей и деяний из японской истории. Некоторые персонажи будут нам знакомы по множеству других гравюр (и по этому живому журналу), а некоторые — довольно неожиданны.



На начальной клетке, — герой из глубокой древности. Это Саканоуэ-но Тамурамаро: (758-811), потомственный порубежный воевода, храбро сражавшийся с «северными дикарями» эмиси в земле Муцу; война эта тогда казалась бесконечной.

Воевать он начал ещё подростком при своём отце Каритамаро: и прославился не только как доблестный воин, но и как исключительно порядочный человек. Например, он едва не поссорился с двором, когда в Столице казнили двух вождей эмиси, которых Тамурамаро: прислал туда для переговоров, поручившись за их безопасность. На Севере Тамурамаро: воевал успешнее своих предшественников, но тут в Столице сменился курс, Фудзивары заявили, что народ устал от непосильных тягот, что войны и строительство разоряют страну — и наступление на Север было свёрнуто. А когда и Тамуратаро: припрягли к подавлению очередной близстоличной смуты, он поставил условие: державу он охотно спасёт, но только если ему в помощь пришлют всех его старых товарищей по северным войнам, которые сейчас в опале или в заточении (по обвинению в другом заговоре). И своего добился! В общем, образцовый герой колониальный войн — пример очень ко времени. (Доспех на картинке у него явно из более поздних времён, но уж что поделать…)

Дальше пошли клетки нумерованные. Первый — каллиграф Оно-но То:фу (Х век), учившийся упорству у лягушки. Его мы уже встречали не раз.


Дальше — его старший современник, поэт, учёный и тоже каллиграф Сугавара-но Митидзанэ (845—903). На вершине успехов он был оговорён врагами и угодил в опалу, его отправили с сильным понижением служить на остров Кюсю, где он с горя и умер.


На нашей картинке Митидзанэ печально рассматривает перед этой ссылкой пожалованные ему когда-то государем почётные одеяния — а теперь новый государь от него отвернулся и гневается. Сцена эта изображалась довольно часто, но далеко не всегда герой на ней выглядит таким стариком — каким он в действительности в ту пору и был. После смерти его доброе имя было восстановлено, и Митидзанэ даже обожествили, его почитают в качестве покровителя наук и образования — так что в сугороку для школьников он более чем уместен.

На следующем поле — жившая через сто с небольшим лет Мурасаки-сикибу, самая знаменитая японская писательница, сочинившая «Повесть о Гэндзи». И первая (но не последняя!) женщина в нашей игре.

«Детский клуб», в отличие от многих других тогдашних журналов, предназначался и для мальчиков, и для девочек сразу.

Проходит ещё сто лет, и перед нами — Минамото-но Ёсииэ (1041—1108) по прозвищу «Хатиманов сын», герой двух междоусобных войн на севере, в земле Муцу, против мятежного рода Абэ. Подробно о нём можно почитать в «Сказании о земле Муцу», а мы уже сталкивались с ним в приключенческой пьесе Кабуки «Равнина Адати в краю О:сю:» (奥州安達原 «О:сю: Адати-га-хара»). О нём есть истории и не касающиеся ратных подвигов — например, как он наведывался к любовнице монаха, которую ревнивец держал в окружённой рвом башне («Ёсииэ приходил ночью, когда знал, что монаха нет дома. Он останавливал повозку у внешнего края рва, женщина открывала окно в башне и поднимала занавеску, и Ёсииэ прыгал в окно прямо с оглобли повозки». — «Кокон тё:мондзю»). Или о том, как он отгонял демона от государя Сиракавы.


Но на нашей картинке — другой эпизод из его жизни, вполне военный. Ёсииэ с войском шёл на решающую битву при Канадзава и увидел, как пролетевшая стая гусей начала спускаться на рисовое поле. Вдруг чем-то встревоженные птицы вновь стали подниматься вверх и в беспорядке полетели обратно. Ёсииэ догадался, что среди колосьев укрылись в засаду воины врага, обошёл их с трёх сторон и разгромил. А всё потому, что вовремя вспомнил советы своих старых наставников — берите с него пример, школьники!

На картинке номер пять — Тайра-но Тадамори и тот случай из его жизни, который мы совсем недавно рассказывали здесь.

В многочисленных сугороку с примерами исторических деяний этот случай появляется здесь чуть ли не единственный раз. А он ведь тоже поучителен: не убивать без крайней нужды даже предполагаемого врага, даже оборотня или демона — полезный урок!

Дальше — поединок юного Усивака-мару, он же Минамото-но Ёсицунэ (1159—1189), с разбойным монахом Бэнкэем на мосту Годзё:. Потом они подружатся на всю жизнь. Подробности и другие картинки — здесь.

В отличие от того же боя в сугороку «Пятнадцать мальчиков Японии», здесь задействован мотив из театральной постановки (действо Но: «Флейта в свитке» 笛の巻, «Фуэ-но маки») — Усивака только что сидел на мосту, с головою укрытый покрывалом.

Вообще наша игра уделяет много места войне Минамото и Тайра. Следующая картинка посвящена битве при Ясима (тоже, кстати, попавшей в действо Но:, как, впрочем, и в пьесу Кабуки) — воин Минамото, Мунэтака Ё:ити сбивает стрелою веер, выставленный на вражеском судне в качестве военной хитрости (подробности тут).


Мунэтака, что немаловажно, считался образцом не только меткости, но и скромности.

Минамото победили, был установлен первый сёгунат, наступила эпоха Камакура. И первым её представляет в нашем сугороку монах Нитирэн,подвижник «Лотосовой сутры». Это случай исключительный — монахи вообще в исторических сугороку появляются не часто, а уж такой смутьян, как Нитирэн…


Власти его очень не любили, он перенёс множество гонений и на гравюрах любили изображать, как он чудом спасается от убийц. Но на нашей картинке — это чудо самообладания и красноречия, а не огонь с неба и т.п. А сам Нитирэн даже немного похож на свой портрет, что не обо всех героях сугороку скажешь…

XIII век — это не только время религиозных преобразований, но и пора монгольского нашествия, первой «внешней» войны Японии со времён глубокой древности. Тема тоже созвучная времени издания сугороку. Здесь наш герой — Ко:но Митиари.

Он прославился тем, что со своим отрядом в 1281 году среди бела дня на двух маленьких лодках подошёл к монгольским военным судам. Монголы решили, что японцы плывут сдаваться — а те перепрыгнули на вражеский борт и вступили в бой. Митиари зарубил капитана, захватил в плен монгольского воеводу, поджёг корабль и благополучно ушёл со своими спутниками и пленником на тех же лодочках. (Совсем скоро свастика на щитах врагов окажется на таких картинках уже неуместной…)
А ещё об этом Ко:но Митиари рассказывают, что он повторил деяние подвижника Ку:кая. Тот когда-то изгнал всех лисиц с острова Сикоку, но за несколько веков оборотни осмелели и вновь туда вернулись. Так что пришлось Митиари, тамошнему уроженцу, снова их припугнуть и изгнать. С тех пор лисиц-оборотней на Сикоку и нет — одни барсуки…

И третий камакурский деятель в нашей игре — не монах и не воин, а ремесленник, знаменитый кузнец-оружейник Горо: Масамунэ (1264-1343).


Впрочем, и воины, и монахи с его историей связаны. Воины — понятно как (между прочим, через три сотни лет Токугава Иэясу, заполучив один из клинков этого мастера, сделал его родовым мечом сёгунов Токугава). А монах появляется вот в такой поучительной истории. Состязался как-то Горо: с другим оружейником — Сэнго: Мурамасой; оба выковали по мечу и подставили их под водопад, чтобы проверить их качество. Клинок Мурамасы резал все, что его касалось — проплывающие рыбу и водоросли; а клинок Масамунэ резал только водоросли, а рыбу словно бы отталкивал. Мурамаса заявил: «Мой меч лучше!». Проходивший мимо монах заметил ему: «Ты не прав — хороший меч без нужды живого не убивает. Меч Масамунэ благословен, а твой — проклят; обнажив твой клинок, никто не сможет убрать его в ножны, пока меч не отведает крови — хотя бы собственного владельца». И стало так (в Европе, кстати, была соответствующая легенда про меч Атиллы). В общем, та же мораль, что и с Тадамори: не убивай без необходимости!

Горо: Масамунэ полжизни прожил уже в XIV веке, когда государь Годайго попытался восстановить подлинную императорскую власть (и на время это ему удалось; о Годайго и его сподвижниках и врагах мы много писали). В Японии это крушение первого, камакурского сёгуната рассматривалось как прообраз падения сёгуната последнего, токугавского — и, соответственно, соратники Годайго воспринимались как прообразы деятелей Реставрации Мэйдзи. Самым знаменитым из них стал преданный и доблестный витязь Кусуноки Масасигэ (1294 — 1336), памятники которому к выходу нашего сугороку стояли уже едва ли не в каждом городе. Масасигэ героически погиб за своего государя, а уходя в последний поход, простился со своим одиннадцатилетним сыном Масацурой (тоже уже попадавшемся недавно в «Пятнадцати мальчиках Японии»). Масасигэ передал сыну пожалованный некогда государем меч, велел быть верным Годайго, не ожидая иной награды, кроме гибели, — и ушёл на героическую смерть.

Масацура после гибели отца пытался покончить с собой, но мать его остановила — и он достойно и благородно служил преемнику Годайго, пока не нашёл свой конец в очередной смуте. Ему было всего двадцать два, наша картинка делит его жизнь ровно пополам.

Пятнадцатый век из течения нашего сугороку выпадает полностью, и исторический сюжет сразу перескакивает к объединению Японии в конце XVI — начале XVII веков. Ода Нобунага пропущен, зато Тоётоми Хидэёси красуется на лихом коне, указуя веером в будущее.


На нём и прервёмся — а то ещё пол-игры осталось…
Tags: Сёва, Япония, игры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments