?

Log in

No account? Create an account
Умблоо
Умблоо
Гэндзи эпохи Мэйдзи. Огата Гэкко: (1) 
28-янв-2016 10:26 am
Сару серьёзный
. (Продолжение. Начало см. по метке Гэндзи)
Итак, после Реставрации Мэйдзи оказалось, что хотя во многом Япония отстаёт от Запада, но кое-в-чём его и опередила. В частности, «Повесть о Гэндзи» — это наш, японский психологический роман девятисотлетней давности, а в Европе такое только в последнее столетие освоили! Есть чем гордиться. Только гордиться нужно настоящим «Гэндзи» сочинения Мурасаки-сикибу, а не базарными переделками времён сёгуната. И иллюстрировать тоже следует именно того, подлинного «Гэндзи».
Взялся за это Огата Гэкко: (1859—1920), который рисовать умел, в общем, всё. В 1892 году вышел сборник его гравюр «Пятьдесят четыре главы «”Повести о Гэндзи”» — по большой картинке к каждой главе, точнее, к одному из эпизодов каждой главы. Огата Гэкко:, в отличие от многих последующих иллюстраторов, не подражал хэйанскому свитку с картинками, а рисовал так, как если бы иллюстрировал современный исторический роман: все подробности — как можно ближе к тексту, с использованием перспективы и так далее. От старых гравюрных циклов сохранились обязательные символы каждой главы и (как иногда делали и раньше) — по стихотворению из соответствующего эпизода на каждом листе. А от себя он добавил то же, что и всегда — пейзажи с широкими далями и прозрачным воздухом (в самой «Повести…» описаний природы почти нет).
Это была именно серия гравюр, а не иллюстрации к книжному изданию (вверху — лист с оглавлением серии). Подразумевалось, что зритель сам помнит, что в какой главе происходит — если не по подлиннику, то по пересказам. Мы покажем эти картинки и попробуем рассказать, что могли вспомнить зрители при взгляде на каждую из них. Получится почти полный пересказ всей «Повести…», так что места это займёт немало.


Глава 1, «Павильон Павлоний»
Первая глава «Повести о Гэндзи» охватывает почти два десятка лет, и у иллюстраторов большой выбор, что именно из неё изобразить: печальную долю матери Гэндзи, его рождение, его детство во дворце и вне дворца и так далее. Огата Гэкко: делает выбор не самый ожидаемый. На протяжении всего цикла гравюр он старается показать: не только «Повесть…» — замечательное и выдающееся достижение японской и мировой литературы, но и герой её — человек замечательный и выдающийся.

Так что на первой картинке изображён обряд совершеннолетия Гэндзи. Герою двенадцать лет, он в белом (а перед ним на табуреточке — шапка взрослого придворного), рядом на такой же толстой циновке — Левый министр, его будущий тесть, проводивший обряд, а зритель смотрит на многообещающего отрока словно бы с точки зрения Государя, его отца.

Глава 2, «Дерево-метла»
Во второй главе Гэндзи семнадцать лет, он женат на Аои, дочери Левого министра, но ухаживает за чужой женой — эта дама появляется в повести под прозвищем Уцусэми, «Пустая скорлупка цикады». Письма от Гэндзи ей носит ее маленький брат, которого принц совершенно очаровал. На гравюре — Уцусэми с братом и с письмом, на которое она ответит с великой холодностью. Гэндзи обидится и пошлёт ей стихи про «дерево-метлу» (хахакиги) — которое издалека видно, но если подойти, исчезает.

Занятно, что все последующие иллюстраторы этой главы выбирали не «заглавный» эпизод, а другой: длинную сцену, где Гэндзи и его знакомые молодые придворные беседуют о женщинах.

Глава 3, «Пустая скорлупка цикады»
Гэндзи продолжает ухаживать за Уцусэми, пробирается к ней в усадьбу, где возлюбленная коротает время с падчерицей, уже взрослой девушкой. Принцу впервые удаётся при свете посмотреть на дам, тут-то он и замечает, что Уцусэми далеко не красавица. Ночью он пробирается в покои к дамам, но Уцусэми убегает, что и изображено на гравюре.

Здесь условность — яркий свет, в повести же эта сцена происходит в темноте, так что Гэндзи только по запаху благовоний разбирает, где кто спал. Ему остаётся брошенное платье Уцусэми, та самая «скорлупка», — и он проводит ночь с падчерицей, раз уж нашёл её постель. Нужна ему по-прежнему мачеха, девушке он не посылает даже стихов, как положено после свидания; злится, ноет, бранит незадачливого посредника — братца своей возлюбленной…
Другие художники из этой главы чаще берут другую сцену, она у Мурасаки-сикибу описана очень подробно: мачеха с падчерицей играют в го, можно на гравюре разными способами показать, как юная жизнерадостная красавица очарованием уступает женщине постарше, некрасивой и раздражённой.
Огата Гэкко здесь и в дальнейшем с величайшей точностью воспроизводит цвета и узоры платьев. А где описаний нет, допридумывает сам. Про Гэндзи, например, в этой главе просто сказано, что он оделся поскромнее…

Глава 4, «Вечерний лик»
Уцусэми по-прежнему не хочет видеть Гэндзи, а потом и вовсе покидает Столицу. Он утешается с Рокудзё, «Госпожой с Шестой улицы» — как потом окажется, роковой женщиной. И вот однажды, возвращаясь от неё, заезжает навестить свою кормилицу, ждёт в возке на улице бедного квартала, когда отворят ворота, и примечает по соседству на заборе цветы вьюнка, они же «вечерний лик», югао. Посылает слугу сорвать цветок — и вдруг из калитки появляется девочка-служанка и подаёт веер, чтобы на нём преподнести цветок. Это мы и видим на гравюре, принц – в чёрном возке в нижнем углу.

Так начинается знакомство Гэндзи с дамой, прозванной Югао — бывшей возлюбленной друга и шурина принца, То-но тюдзё. И закручивается самая, наверное, напряжённая интрига в повести, её последствия сказываются через много лет. Но сама Югао умирает в этой же главе…

Глава 5, «Юная Мурасаки»
Гэндзи заболевает с горя и ищет утешения и исцеления в одном из храмов на Северных холмах, Китаяма, недалеко от Столицы. Там ему случайно доводится увидеть десятилетнюю девочку — родню одного из вельможных монахов. Она живёт здесь в глуши с бабушкой-монахиней, кормилицей и служанками. На гравюре мы и видим первую встречу принца с будущей главной героиней повести, госпожой Мурасаки.

Чуть позже Гэндзи добьется, чтобы девочка вместе с кормилицей поселились у него в столичной усадьбе, сам займется обучением и воспитанием девочки. Мурасаки ему нужна не просто потому, что хорошенькая и маленькая, а он любит играть с детьми. Она — племянница нынешней возлюбленной государя, госпожи Фудзицубо, а Гэндзи к этой даме питает тайное и давнее чувство.

Глава 6, «Шафран»
Гэндзи отбивает у своего лучшего друга, То-но тюдзё, даму, за кем тот ухаживал. И с великим разочарованием обнаруживает особу нелепую во всех отношениях: и некрасива, и неловка, и стихи слагать не умеет… Принц пробует воспитывать на сей раз взрослую девушку, раз уж у него с детьми хорошо получается. Старательно ищет что-нибудь изящное в ветхой обстановке её дома, сколько-то удачные строчки в стихах. И всё пытается привыкнуть к её длинному вечно красному носу. Его и сравнивают с цветком шафрана.

Одно из их свиданий, чуть менее унылое, чем обычно, изображено на гравюре. Пусть маленький, но успех Гэндзи — и Огата Гэкко: не преминул его запечатлеть.

Глава 7, «Праздник алых листьев»
Фоном для многих глав повести служат придворные праздники, приуроченные к разным красивым временам года. На гравюре Гэндзи и То-но тюдзё блистают в танце на осеннем празднестве, а вокруг кружатся кленовые листья.

В основном же глава — совсем о другом. Тайная любовь Гэндзи, госпожа Фудзицубо, родила его отцу-государю наследника (подозрительно похожего на старшего брата) — и стала для Гэндзи ещё привлекательнее. А законная жена принца, Аои, сестра То-но Тюдзё, которой Гэндзи чуть ли не с самой свадьбы не уделяет почти никакого внимания, печалится и ревнует. Но Гэндзи с нею скучно…

Глава 8, «Праздник цветов»
Очередной праздник, очередной успех двадцатилетнего Гэндзи: на этот раз он пленил всех чтением стихов. По строке стихов прозывается и очередная девушка принца — «Луна в призрачной дымке», Обородзукиё. На гравюре он удаляется после свидания, а в руке у него подаренный ею веер (ну, точнее, Гэндзи просто забрал его на память).

Девушка, между прочим, — младшая сестра главной злодейки в «Повести…» — госпожи Кокидэн, соперницы Фудзицубо. Это она в своё время сжила со свету мать Гэндзи. Увы, Обородзукиё тоже предназначена для государя… Уже нового, своего племянника — отец Гэндзи отрёкся от престола в пользу сына от Кокидэн.

Глава 9, «Мальвы»
В этой главе — три ударные сцены, и иллюстраторам приходилось выбирать, какую из них изобразить. Огата Гэкко:, как ему свойственно, выбирает более шумную и светлую, хотя и напряжённую. К своей любовнице Рокудзё двадцатидвухлетний Гэндзи заметно охладел (тем более что та сильно старше его, ей тридцать, её дочь уже достаточно большая, чтобы принять жреческий сан…) На очередном празднестве (в пору цветения мальв) госпожа Рокудзё пытается подъехать в своём возке поближе к принцу, чтобы хоть увидеть его — но её оттесняет возок Аои, законной супруги Гэндзи (её прозвище тоже значит «мальва»). Собственно, эта суматоха вокруг возков и изображена на гравюре.

А Рокудзё от обиды и гнева сильно заболела. Помимо воли самой женщины, её ревнивый дух отделяется от тела и начинает преследовать Аои (у которой только-только стали налаживаться отношения с мужем — она носит дитя Гэндзи). Никакие молитвы и заклятия не помогают, и Аои умирает, успев родить сына, Югири. Все её оплакивают — и отец, и брат, и даже муж, и госпожа Фудзицубо присылает Гэндзи свои соболезнования.
Все утешают скорбящего принца, а лучше всех это получается у его любимицы мурасаки. Тут Гэндзи внезапно замечает, что той уже четырнадцать и они уже вполне могут несколько изменить свои отношения. Поженились — и Гэндзи несколько успокоился.

Глава 10, «Священное дерево сакаки»
Госпожа Рокудзё покинула Столицу и живёт уединённо с четырнадцатилетней дочкой — та готовится стать жрицей в святилище Исэ. Гэндзи навещает их, Рокудзё сперва стыдится с ним встреться, но принц всё же добивается свидания — на гравюре он как раз и проникает за занавеси к матери и дочери с веткой дерева сакаки в руке и соответствующими любезными стихами на устах. Но встреча получилась невесёлой.

А дальше всё ещё печальнее. Умирает отец Гэндзи, отрекшийся государь. Власть окончательно переходит в руки Правого министра, деда царствующего государя и врага Гэндзи. Фудзицубо тоже оказывается в очень ненадёжном положении — тем более что после смерти отца Гэндзи стал куда настойчивее в своём обожании; в конце концов Фудзицубо принимает постриг. Потрясённый Гэндзи начинает и сам подумывать о монашеском служении — что не мешает ему встречаться с Обородзукиё. Та в это время жила в родительском доме, и Правый министр сумел застигнуть пару в самый неподходящий миг. И это окончательно разгневало и его, и госпожу Кокидэн (сестру и в то же время свекровь Обородзукиё).

Глава 11, «Сад, где опадают цветы»
Гэндзи двадцать пять. Он по-прежнему печалится и соответствующим образом проводит время — навещает наложницу покойного отца, чтобы вместе погоревать об утрате. У той, впрочем, есть молодая и красивая сестра, так что всё получается как обычно…


Глава 12, «Сума»
Врагам Гэндзи удаётся наконец выжить его из Столицы, и опальный принц впервые в жизни отправляется в провинцию, на побережье Сума (где когда-то Аривара-но Юкихира очаровывал солеварок). Государь его жалеет, но против матери и деда идти не решается (зато Оборудзукиё простил, и они прекрасно ладят). Гэндзи ведёт деятельную переписку со столичными друзьями и возлюбленными, хотя государыня-мать в конце концов и это пресекает. Однако несколько друзей отправились вслед за Гэндзи и ведут с ним простую жизнь вдали от столичной суеты.

На картинке Гэндзи складывает стихи о перелётных гусях — вот сейчас прочтёт их, и друзья в доме начнут наперебой подхватывать тему...

Глава 13, «Акаси»
Дом Гэндзи в Сума едва не снесло страшной бурей, но принц сумел усмирить стихию. Обстоятельства начинают меняться к лучшему: Гэндзи является во сне его отец и сулит скорое возвращение, а тут ещё его позвали в гости соседи с побережья Акаси: там живёт старый монах, бывший большой вельможа, в благочестии и роскоши (ему тоже приснился сон, подсказавший пригласить Гэндзи). У старика есть красавица-дочь, но он считает, что прозябать в провинции — слишком ужасная судьба для неё. Так что монах взял с неё обет: если она не найдёт себе достойного кавалера в Столице, то пусть после отцовской кончины бросится в море! Гэндзи, конечно, такого ужаса допустить не хочет, монах и рад — и как ни стеснительна дочь, отец успешно сводит её с принцем. На гравюре он как раз прислал возок за Гэндзи, чтобы торжественно привезти его к девушке.

Как и следовало ожидать, они друг другу понравились. Девушка музицирует, Гэндзи рисует и продолжает скучать по Столице. А там тем временем уже и молодому государю, и государыне-матери неможется, им снятся ужасные сны, в общем, в конце концов опала с Гэндзи снята и ему дозволено воротиться. Что тот и делает, трогательно простившись с барышней из Акаси и осыпав её обещаниями. В Столице Гэндзи повышен в чине и удостоен почестей, Мурасаки ему очень рада, и всё налаживается. В целом высылка Гэндзи заняла около двух лет, теперь ему двадцать восемь.

Глава 14, «У прибрежных буйков»
Больной государь отрекается, его мать, давний враг Гэндзи, тоже при смерти, и удача вновь поворачивается к партии Левого министра, отца Аои и То-но тюдзё и покровителя Гэндзи. После отречения престол наследует десятилетний сын Фудзицубо (как говорят злые языки — от Гэндзи), Левый министр становится при нём регентом, Гэндзи — министром двора. Всё прекрасно, и у Гэндзи теперь только три печали. Во-первых, Обородзукиё поняла, что по-настоящему её любит государь (ныне отрекшийся и помирающий), а не Гэндзи, и даёт принцу отставку. Во-вторых, госпожа Рокудзё вернулась в Столицу — но только для того, чтобы вскоре умереть, препоручив дочь-жрицу заботам Гэндзи. А в-третьих, Гэндзи скучает по барышне Акаси, особенно узнав, что та родила ему дочь. Они одновременно совершают паломничество в святилище Сумиёси — поговорить не удалось, зато обменялись стихами о встрече «близ прибрежных буйков», а Акаси издали посмотрела на Гэндзи со спутниками (их мы и видим на гравюре).


Глава 15, «В зарослях полыни»
А бедная госпожа Шафран все эти годы ждала Гэндзи и печалилась о нём. Она окончательно разорилась, подворье её заросло бурьяном и полынью, даже верную служанку сманили в богатый дом… Ей самой тоже предлагали поступить на службу в дом родственницы, но Шафран отказалась — пришлось бы покинуть Столицу, и тогда уж ей точно никогда не увидеться с Гэндзи.

И вот однажды, проезжая мимо, Гэндзи обратил внимание на развалины её усадьбы и усовестился: прислал слуг и сам с нею встретился (едва продравшись сквозь бурьян — что и изображено на гравюре), а потом взял под свою опеку. Даже дом ей новый построил неподалёку от собственных роскошных палат!

Глава 16, «У заставы»
Тогда же Гэндзи довелось вновь встретиться с непреклонной госпожой Уцусэми — более или менее случайно, у заставы во время паломничества. Её братец, уже взрослый молодой человек, снова взялся за посредничество — но по-прежнему безуспешно: Уцусэми остаётся холодна, и они только обмениваются стихами. (На картинке Гэндзи в возке — знаменосец несёт его белый стяг — получает через слугу очередной отказ.)

Вообще-то у этой женщины и без Гэндзи хватает хлопот: умирает муж, развратный пасынок уже у отцовского смертного одра начинает подбивать клинья к красивой ещё мачехе (примерно его ровеснице)… В итоге Уцусэми отвергает всех поклонников и становится монахиней — а Гэндзи всё не может её забыть. В конце концов, это пока едва ли не единственная женщина, чьей благосклонности он так и не сумел добиться!

Глава 17, «Сопоставление картин»
Юный государь любит живопись, и при дворе устраивают выставку картин из собраний разных вельмож. Предстоит решить, чьи картины лучше. А за этим художественным соперничеством скрывается совсем иное: старый друг Гэндзи, сын регента, То-но тюдзё (сейчас он уже в более высоком звании, но чтоб не путаться, будем именовать его по-прежнему) пристроил к государю в наложницы свою дочь, а Гэндзи (которому перевалило за тридцать) продвигает дочь Рокудзё, бывшую жрицу. (Государю картины, надо сказать, пока гораздо интереснее обеих девиц, особенно — иллюстрации к повестям!) Состязание затягивается — но Гэндзи, как мы знаем, сам прекрасный живописец, и в качестве козырной карты он выкладывает пейзажи собственной кисти, созданные в Сума и Акаси. Его сторона признана победившей, То-но тюдзё обижен, а дочь Рокудзё окончательно закрепляется при дворе.

На нашей гравюре отбирают картины для выставки — эту сцену, разумеется, особенно любили все иллюстраторы «Повести…»

(Продолжение будет)
Комментарии 
28-янв-2016 07:38 am
а я правильно помню что в гэндзи нет ничего военного совсем, не войн не драк не дуэлей ни самурайства?
28-янв-2016 07:55 am
Нету - круг другой. Одна драка, пожалуй, есть ближе к концу, но совершенно не "самурайская", без оружия и вообще в основном с участием женщин.
28-янв-2016 09:15 am
Очень хорошо, спасибо
28-янв-2016 09:21 am
На здоровье! выложим все главы, а потом перейдём авось к следующим иллюстраторам.
5-фев-2016 01:35 pm
Очень интересно, спасибо большое!
5-фев-2016 01:47 pm
На здоровье! На следующей неделе надеемся про следующего иллюстратора выложить.