?

Log in

No account? Create an account
Умблоо
Умблоо
Хэйанские байки: некроманты и Франкенштейны (2) 
24-сент-2015 10:10 am
Но

Начало здесь.

3. Ки-но Хасэо и рукотворная женщина
Жили некогда в Столице два друга и ровесника, два знатных чиновника, поэта и каллиграфа — Сугавара-но Митидзанэ (845—903) и Ки-но Хасэо (845—912). Первый из них был, конечно, особой куда более крупной и знаменитой. Его историю мы уже не раз рассказывали (например, здесь): как Митидзанэ достиг высших должностей, почестей и славы, как его оговорили перед новым государем враги, как он отправился в ссылку и там умер, а после смерти явился гневным духом, уморил своих обидчиков и держал в страхе всю страну. В конце концов его удалось умиротворить, он стал Небесным божеством святилища Китано (Китано-тэндзин) и по сей день покровительствует грамотеям, школярам и им подобным. Среди прочих достоинств Митидзанэ любят отмечать, что он был чудесным дитятей, очень рано начавшим являть свои таланты. Иначе обстояло дело с Ки-но Хасэо. Поздний ребёнок в бездетной дотоле семье, вымоленный в храме Хасэдэра (отсюда и его необычное имя), он до тридцати трёх лет, можно сказать, сидел сиднем — то есть делал обычную, ничем не примечательную и неторопливую столичную карьеру. А потом внезапно пристрастился к литературе, и сам стихи начал писать, и чужие изучать. Одним из его наставников в этом деле стал сверстник — Сугавара-но Митидзанэ, и они очень подружились. Со всеми ожидаемыми последствиями — то есть Митидзанэ начал продвигать Хасэо по службе, в частности — проталкивал его на должностных экзаменах. Между прочим, так они оба нажили себе лютого недруга в лице другого придворного учёного, желчного умницы Миёси-но Киёюки (которого Митидзанэ на экзамене, наоборот, завалил). Когда Хасэо назначили преподавать в Государственное училище (очень почётная должность!), вся Столица передавала из уст в уста поздравление, сделанное ему Киёюки: «О, вы — единственный и неповторимый в своём роде! Никогда прежде не доводилось нам видеть столь малограмотного наставника!» Многие считают, что и к падению Митидзанэ Миёси-но Киёюки приложил руку…
На самом деле, конечно, господин Ки был вполне образованным человеком. Но иногда несколько легкомысленным. В «Кондзяку моногатари-сю:» рассказывается, как однажды его собака начала вести себя странно, лаять и суетиться больше обычного. Хасэо обратился к знатоку науки Светлого и Тёмного начал: что бы это значило? Оммё:дзи погадал и ответил: «Это означает, что такого-то числа вам явится демон — правда, безобидный, но всё же этот день вам лучше провести в уединении!» Господин Ки поблагодарил — и начисто выбросил предсказание из головы, а в тот самый день пригласил к себе учеников слагать китайские стихи. Вдруг слышится стук и вбегает демон — на четырёх лапах, со странной круглой головой, и издаёт диковинные глухие звуки. Все перепугались — а оказалось, что это та самая собака: засунула голову в ведро, застряла и в испуге носится теперь по дому. Всё кончилось хорошо, заключает повествователь, но как может умный человек столь легкомысленно относиться к предупреждению гадателя!
На гравюре Кикути Ё:сая господин Ки слегка озадачен.

Так или иначе, в конце концов Митидзанэ пал, и многие стали ожидать, что за этим последует и падение Хасэо. Ничуть не бывало: Хасэо ещё десять лет успешно служил и писал стихи, в том числе — в память о своём наставнике. И никто его не тронул.

Именно к этой поре его жизни — уже после кончины Митидзанэ — относится история уже про настоящего демона. И пошла она как раз от комментариев к китайским стихам Ки-но Хасэо, сложенным в память о его наставнике. Считается, что себя Хасэо в этих стихах сравнивает с песком, а Митидзанэ — с небом: отблеск неба ложится на пески, и те кажутся голубоватыми. И точно так же — под алой осенней листвою и снег видится розоватым. А вот повод, по которому Хасэо сложил эти стихи, оброс удивительными подробностями. И к XIII веку они сложились в «Рассказ о господине Хасэо» («Хасэо-со:си»), а в начале следующего столетия появился свиток с картинками, посвящённый этому приключению. Из этого свитка (в основном — из копии XVIII века) и будут дальнейшие иллюстрации.

Итак, собрался однажды господин Ки-но Хасэо на прогулку по Столице.


Тут приходит к нему незнакомец (в зелёном; а сам Хасэо почти всюду будет в чёрном) и говорит: «Дошло до меня, что помимо прочих своих талантов, господин слывёт отменным игроком в сугороку. Я и сам игрок не из последних — не изволишь ли принять приглашение на состязание?» — «Отлично!» — отвечает Хасэо.
(Про игру в сугороку мы писали тут. Речь, конечно, о бан-сугороку — старинной игре вроде нард. Как раз в пору создания этого свитка Ставка издавала указ за указом, запрещающие азартные игры.)



И отправились они вдвоём, без свиты, в гости к незнакомцу.


Через весь оживлённый город…


К главным дворцовым воротам Судзакумон. Тут бы и вспомнить Ки о том, кто обычно обитает в таких местах, но он думал только об игре.


Поднялись они в надвратную камору, достали доску для игры и кости. «А какие ставки?» — спрашивает Ки. Незнакомец отвечает: «Если выиграешь, подарю я тебе прекраснейшую в мире женщину; а ты ставь на кон буйну голову всё своё добро». — «Отлично!» — согласился Хасэо. Стали играть — первый кон Хасэо выиграл, второй выиграл. Поднимает глаза — а вместо незнакомца напротив него кидает кости страшный демон. Но господин Ки и бровью не повёл — и выиграл третью и окончательную игру.


Покрупнее, из оригинала того же свитка:


Демон принял прежнее обличье и говорит: «Победил ты, господин Ки. Вот тебе красавица. Только одно условие: она существо нежное, прошу тебя сто дней с нею в одном доме жить, но пальцем её не трогать. А то пожалеешь». — «Отлично!» — сказал Хасэо, ибо девица была и впрямь несказанной красавицей и очень ему понравилась. И отправился он с девушкой домой.


Мы помним, однако, что господин Ки-но Хасэо был человеком слегка легкомысленным. Месяц он любуется красавицей (а та молчит), два месяца — а на восьмидесятый день стало ему невтерпёж. Схватил девушку в охапку и потащил на ложе. А она у него в объятиях вдруг растеклась в лужицу…


…вытекла ручейком из дома и впала в садовый пруд — только её и видели! Очень Ки горевал, да поздно.


Прошло три месяца, Ки-но Хасэо несколько утешился и отправился в коляске на прогулку. И вдруг предстаёт перед ним снова демон — в самом страшном своём обличье и очень сердитый! И кричит: «Что же ты наделал, Ки-но Хасэо! Пошли насмарку все мои труды! Много лет собирал я лучшие части тел самых знаменитых красавиц прошлого — от кого ручку, от кого ножку, от кого косточку голую, которую ещё мясом обращивать, — чтобы из них составить самую прекрасную женщину на свете! И собрал, и составил, и ещё через сто дней вошла бы в неё человеческая душа и ожила бы девушка окончательно — но тут я тебе её проиграл, а ты всё испортил! Ну, конец тебе пришёл — убью я тебя за это и съем!»


Как ни смел был господин Ки, а стало ему не по себе. Закрыл он глаза и призвал на помощь покойного своего друга Сугавара-но Митидзанэ. И тут же с неба гром ударил и страшный голос рявкнул на демона: «Что за невоспитанное поведение! Пшёл вон!» Испугался бедный демон — и обратился в бегство. Это сам бог Китано-тэндзин вступился за товарища!


И вот после этого-то господин Ки-но Хасэо отправился в Китано и там почтительно сложил те стихи про песок и небо, снег и алую листву. Весь остаток жизни глубоко почитал он небесного бога Китано и потомкам своим заповедал. (Хотели бы мы добавить, что и в сугороку он зарёкся играть, но этого в «Рассказе о Хасэо» не сказано.)

Историю эту потом много раз пересказывали и перекладывали. Иногда (например, в «Наставлениях в десяти разделах», откуда мы уже приводили некоторые рассказы) обиталищем демона называли дурной славы ворота Расё:мон — те, что прямо напротив дворцовых ворот Судзакумон. Там-то точно водились демоны, причём как раз в ту пору — весьма образованные и любезные. Cо старшим товарищем Хасэо по службе в Училище, Мияко-но Ёсикой, демон ворот Расё:мон совсем недавно китайские стихи через строчку сочинял.

Мияко-но Ёсика и демон, гравюра к «Наставлениям в десяти разделах»,

(Впрочем, иногда господину Мияко приписывалось как раз приключение с игрою в сугороку — но это путаница, на самом деле с демоном играл Ки-но Хасэо!) А в «Кондзяку моногатари-сю:» упоминается, что на воротах Судзакумон не раз видели красивого, хорошо одетого призрака, который мечтательно читал вслух китайские стихи…

История Ки-но Хасэо не потеряла популярности и по сей день. В 1993 году вышла повесть Умэхары Такэси «Любовь Хасэо». Там демон ещё симпатичнее — он пытается отыграть в сугороку своего родича, мелкого демона, попавшегося придворным заклинателям. А в 2001 году повесть на тот же сюжет (с картинками!) опубликовал Юмэмакура Баку, известный, в частности, как сценарист фильма «Оммё:дзи» про Абэ-но Сэймэя. Там тоже демон — очень славный и культурный, зато созданная им девушка все восемьдесят дней старательно соблазняет Хасэо — устно (она тут говорящая) и не только. Вот кого в обеих повестях нет — так это Китано-тэндзина…
Но и другие истории про демонов и созданных (или воскрешённых) ими из косточек людей продолжают сочиняться. Возможно, не без влияния истории Ки-но Хасэо теперь их создания в основном — женского пола. Например, Кикё:, героиня манги и анимэ про Инуяся…



Кикё:, кстати, собрала как раз демоница женского пола. Так что, может быть, и хозяйка Чёрного кургана готовилась к чему-то подобному, когда ей помешал любопытный монашек…
Комментарии 
24-сент-2015 08:32 am
По истории Куродзука, тоже кстати есть манга и аниме. Первая серия там почти буквальное изложение исходной легенды, и реализовано графически и драматически очень сильно.
24-сент-2015 08:39 am
И даже не одна, кажется. Мне попадалась та манга, где Ёсицунэ с нею встречается.
24-сент-2015 08:43 am
Это как раз она и есть. :)
24-сент-2015 09:18 am
Что интересно, им совсем вроде бы безразлично, какая это душа может войти в такое тело.
24-сент-2015 09:38 am
Видимо, это уже следующая ступень исследований была бы. Тем обиднее, что Хасэо запорол опыт непосредственно перед этим этапом.
24-сент-2015 12:28 pm - а ты ставь на кон буйну голову всё своё добро
"Да ты азарт, Парамон!" :)

К слову, прочитал наконец с большим удовольствием все истории Облачной страны, в отпуске :)только не по порядку. глупая читалка в оглавлении отражает название не целиком - надо бы переназвать с нумерацией в начале...

Edited at 2015-09-24 12:29 (UTC)
24-сент-2015 12:33 pm - Re: а ты ставь на кон буйну голову всё своё добро
Хорошая мысль, попробуем как-нибудь. Ну это уж когда следующая повесть пойдёт...