?

Log in

No account? Create an account
Умблоо
Умблоо
Окологазетная хроника старой Японии (1) 
28-авг-2015 10:23 am
Ясу
Одной из мэйдзийских новинок стало издание газет на западный лад —как важный шаг в деле «цивилизации и просвещения». Первая ежедневная газета начала выходить в Токио в 1874 году, за ней последовали другие. Рассчитаны они были на самого широкого читателя — в том числе малограмотного, так что около сложных иероглифов печатались расшифровки их чтения азбукой. Разумеется, одним из самых интересных читателям был раздел «Происшествия» - кого повозка сшибла, кого бешеная собака покусала, где какой грабёж или убийство, где вспыхнул пожар или явился призрак.
А чтобы люди охотнее покупали газеты и не сомневались, что там пишут про всякие увлекательные события, выпускались гравюры-приложения — вверху пара толстеньких ангелочков держит транспарант с названием газеты, в середине — картинка с каким-нибудь потрясающим событием и газетная новость, обычно пересказанная ещё более простым языком, чем в основном издании (и нередко написанная полностью азбукой, а не иероглифами). И посул: «в основном издании — ещё множество столь же интересных новостей!»
Назывались такие листки «парчовыми картинками», 錦絵, нисики-э; «парчовыми» — в смысле, «нарядными», обычно добавлялось, что они «газетные» или «новостные». Стоили они очень дёшево даже по сравнению с газетой — от полутора до двух сэн, но, похоже, такая реклама успешно работала, по крайней мере первые лет пять. В частности, она помогала увеличивать число иногородних подписчиков для столичных газет — картинки-то печатались не только в Токио. Художников привлекали хороших — например, Цукиоку Ёситоси и Утагаву Ёсиику (последний вообще входил в число сооснователей соответствующей газеты).

Некоторые из них мы и покажем — по темам. В основном это работы Утагавы Ёсиику, другие случаи будем особо оговаривать.


Для начала — про любовь и семью


Скандал-скандал! Семидесятилетний старик прижил дочку от служанки — ну, бывает… Но потом выяснилось, что служанка эта — падчерица родного сына старика, дочь его невестки от первого брака! Подробно разбирается, в какой степени родства новорожденное дитя находится теперь к самой себе и всем своим родичам.


Ещё один развратный старик завёл любовницу — но его отколотили собственные жена и дочь! Непочтительно, но по-своему справедливо.


Восьмидесятилетний Дзинсукэ влюбился в соседку Оину, шестидесяти семи лет. Ну у него была ревнивая жена, чинившая влюблённым всяческие пакости. Тогда престарелая пара бросила всё и в чём была ушла из дому — прямо на знаменитую гору Обасутэ, куда раньше отправляли помирать стариков. Но по дороге Оину скончалась от удара, и Дзинсукэ вернулся к жене.


А Отаки влюбилась в восемьдесят семь лет — в молодого работника Ясукэ из лапшевни, которую держал её приёмный сын. Только о нём и могла говорить, и даже петь. Что эта страсть безнадёжна, она сама понимала, да ещё вся семья очень из-за неё конфузилась и мешала ей видеться с возлюбленным, так что старушка буквально заболела от любви, исхудала как скелет. В общем, тоже грустная история.


Но не только старики способны любить! Вот в Осаке двенадцатилетняя девочка родила от шестнадцатилетнего мальчика — и они не думают самоубиваться, в отличие от некоторых, а наоборот, девочка говорит: «Выкарабкаемся!», а юный отец — «Эй, погляди-ка на меня! Я вас не брошу и уже кое-что придумал». Хорошо, когда молодёжь не склонна к отчаянию! (Картинка Хасэгавы Саданобу Второго)


История прямо из театра Но:. Муж поссорился с женою и ушёл из дома. Жили они бедно, но женщина оказалась трудолюбивой, и постепенно дела её поправились — только вот по мужу скучала. Через шесть долгих лет нанимает она как-то рикшу — глядь, а это её муж! Пара воссоединилась, всё кончилось хорошо. (Картинка Ёситоси.)

А тут всё плохо. Замужняя женщина из приличной крестьянской семьи завела красивого любовника, а он её поматросил и бросил. Тогда она взяла бритву и на прощанье отрезала ему нос — чтоб больше никто его не полюбил!


Жил-был зажиточный вдовец Кумадзава Мацуносукэ с шестидесятилетней матушкой и двадцатилетним сыном. И приглянулась ему жена бедного соседа Тоёкити. Женщине (её звали Кино) он тоже понравился, и пока Тоёкити был на отхожем промысле, они слюбились и очень привязались друг к другу. Мацуносукэ решил жить с нею вместе и заслал к соседу свата с предложением: «Уступи-ка мне жену за десять иен!» Тот согласился, но поставил свои условия: «У Кино есть старик-отец и молоденькая дочка, я не собираюсь их кормить, раз уж мне придётся обходиться без жены. Забирайте всех троих!» Мацуносукэ согласился: сам женился на Кино, матушку свою выдал за её отца, а на дочке женил собственного сына. Три брака — и всего за десять иен! Семья и соседи живут в согласии. (Картинка Ёситоси)



Парень влюбился в весёлую девицу, а она ему отказала. Он стал грозить самоубийством, а она не верила. Тогда он зазвал её на свидание на кладбище, вонзил себе меч в живот и попросил поклясться, что она станет принадлежать ему если не в этой, то в следующей жизни! Девушка испугалась — но тут заметила, что вместо крови и потрохов из прорезанной одежды ползёт красная бобовая паста. В общем, разыграл… а она чуть от страха не умерла.

А про настоящие любовные самоубийства – как-нибудь в другой раз.

(Продолжение будет)
Комментарии 
28-авг-2015 11:05 am
А осакские газеты, как мы выяснили, специализировались на самоубийствах.
28-авг-2015 11:35 am
О, самоубийства и прочие ужасы были, есть и будут фирменной кансайской темой. Как бы в Канто не старались напускать на себя мрачно-таинственный вид, и лес Аокигахара показывать, но в этом направлении им до кансайских высот расти и расти.
28-авг-2015 11:42 am
Они там в основном трогательные - и если в токийских листках в основном пишут про самоубийства предотвращённые, благо шла кампания по борьбе в ними, то в осакских и об успешных - с тем же умилением. Мы, наверно, отдельный пост в этой серии о них сделаем.
28-авг-2015 12:02 pm
Если бы сюжеты Тикамацу Мондзаэмона были бы лишены трогательности, то вряд ли бы его бы сейчас называли "японским Шекспиром", а Мондзаэмон, между прочим, это Кансай. Сиречь, работает то самое театральное (и не только) правило "Восток - арагото, Запад - вагото".

28-авг-2015 12:05 pm
Это да. И уголовщины, соответственно, больше оказывается на токийских листках - под неё аж редкие в этом жанре триптихи отводили (кроме уголовщины их там выделяли, кажется, только на победы японского оружия).