?

Log in

No account? Create an account
Умблоо
Умблоо
Хэйанские байки: Портрет сновидения 
27-янв-2015 10:05 am
Лалаи
В прошлый раз среди других нарских поэтах на гравюрах Кикути Ё:сая мы упоминали Какиномото-но Хитомаро: (柿本人麿). Его портрет у Кикути Ё:сая, конечно, вымышленный, никаких прижизненных изображений Хитомаро: не было. А как появился первый портрет этого поэта?
Фудзивара-но Канэфуса

Жил-был в XI веке, через триста лет после Хитомаро:, плохой стихотворец Фудзивара-на Канэфуса. Он очень любил старинную поэзию, а особенно ценил сочинения Хитомаро:. И даже (если верить сборнику «Наставления в десяти разделах», «Дзиккинсё:», середина XIII в.) каждый вечер обращался к нему с молитвой. И вот однажды ночью ему явился во сне старик в древнем наряде, в шапке, надетой на старинный пошиб; он сидел под цветущими деревьями, с кистью в правой руке и бумагой — в левой, словно бы собираясь что-то писать. Он представился: «Я — Хитомаро:. Ты много лет почитал меня, и я решил познакомиться лично». И исчез, а Канэфуса проснулся.
Хотя Канэфуса толком не успел побеседовать с любимым поэтом, зато он теперь доподлинно знал, как тот выглядел! Он призвал живописца, дал ему подробное описание увиденного во сне человека и тот не с первого раза, но всё же сумел нарисовать похожий портрет. (На самом деле, скорее всего, живописец основывался на китайских портретах тамошнего знаменитейшего поэта Бо Цзюй-и, весьма любимого и в Японии, — тем более что того изображали в старинном китайском платье, а как раз примерно такое носили японские придворные во времена Хитомаро:).
Вот приблизительно так выглядела картина. Это перерисовка XIII века.

Канэфуса перед драгоценным изображением стал творить обряды наподобие тех, какие совершают чиновники и грамотеи перед портретом Конфуция. И это сработало: стихи у Канэфусы стали после этого получаться гораздо лучше. Даже в государевы изборники вошли!
Слух о его сокровище распространился при дворе — и дальше версии расходятся. Согласно «Наставлениям в десяти разделах», Канэфуса хранил портрет у себя до самой смерти и завещал его юному будущему государю Сиракаве (1053-1129 — тот был моложе Канэфусы на полвека). А в «Собрании старого и нового, известного и услышанного» («Кокон тё:мондзю:», тот же XIII в.) Сиракава, тоже большой ценитель стихов, ещё при жизни Канэфусы настоятельно попросил того отдать портрет и поместил его в сокровищницу. Был ли рад такой чести сновидец — не говорится.
Государь Сиракава в монашестве

Тут в дело вступает ещё один поэт и знаток — ровесник, приближённый и друг Сиракавы (и дальний родич Канэфусы) Фудзивара-но Акисуэ. Он стал выпрашивать чудесный портрет у государя, чтобы снять с него копию. Сиракава долго противился, но, наконец, разрешил. «Наставления в десяти разделах» подробно описывают, как Акисуэ по такому поводу устроил большой обряд, пригласил поэтов, написавших славословия Хитомаро:, принёс подношения картине и так далее.
Здесь с портретом Хитомаро: произошло то же, что происходило в Японии со многими горами, водопадами и прочими святыми местами. Один человек их обнаруживает и заключает договор с тамошними богами, а другой, много лет спустя, открывает эту святыню людям. (Чаще всего в такой паре ходят чудотворец Эн-но гё:дзя и монах Ку:кай, разделённые примерно столетием). В случае с портретом подлинник так и остался тайным — он хранился у государя и доступа к нему не было. А ценителям поэзии достался список Акисуэ — именно он позже многократно воспроизводился в перерисовках.
Нуждался ли Акисуэ в чудесной помощи на поприще сложения песен, трудно сказать — он уже слыл хорошим поэтом. А под старость, когда Акисуэ составлял завещание, портрет он оставил не старшему своему сыну, Нагадзанэ, а одному из младших — Акисукэ (1090-1155). И тот прославился как один из самых крупных поэтов XII века.
Фудзивара-но Акисукэ на гравюре Куниёси

Однажды при дворе Нагадзанэ позволил себе высказаться в том духе, что пользы никакой от портрета нет. Старый государь Сиракава, уже давно отрекшийся, услышал это и переменился в лице. Нагадзанэ хотел было выйти, но государь его остановил, сказав: «Конечно, сны всегда вызывают сомнения. Но Канэфуса был человек честный. К тому же — зря, что ли, подлинник столько лет хранится у меня в сокровищнице? И зря твой отец столько лет поклонялся этому изображению? По-твоему, мы все заблуждались? Прочь с глаз моих!» И так карьере Нагадзанэ пришёл конец.
Сборник «Наставления в десяти разделах» приводит эту историю не к тому, что нужно чтить древних поэтов, а к тому, что надо следить, когда, при ком и что говоришь. Был ли портрет чудесен на самом деле, сборники умалчивают.
А обычай почитания этого изображения сохранился — даже после того, как оригинал в государевой сокровищнице сгорел во время очередного пожара. И веками новые художники рисовали Хитомаро:, одного из богов поэзии, именно так.
Говорят, на исходном портрете были написан и текст — описание происхождения картины, китайское славословие Хитомаро: и его собственная песня —
«Едва-едва
Светлеет в бухте Светлой — Акаси.
В тумане утреннем
Плывёт, за островами прячась
Лодка. Всё думаю о ней»
(Пер. М.В.Торопыгиной — есть и много других переводов).
Самое занятное, что это (очень знаменитое) стихотворение, по некоторым свидетельствам, сложил вовсе не Хитомаро:, а наш старый знакомый — Оно-но Такамура, "советник загробного суда", по дороге в ссылку. Об этом рассказывается, например, в «Собрании стародавних повестей» («Кондзяку-моногатари-сю:», XII в.). Но, так или иначе, на портретах Хитомаро: и впредь, как правило, помещали именно эти строки.
(Подробнее об истории этой песни можно прочесть в статье М.В.Торопыгиной, а о Хитомаро: и его почитании есть целая книга на английском.)
Вот, скажем, портрет Хитомаро работы Фудзивары Нобудзанэ (не путать с Нагадзанэ!) XIII века.

А таким милым старичком ещё через три с лишним сотни лет его изобразил государь Гоёдзэй — примерно в пору битвы при Сэкигахара…

А такой он у Хакуина в XVIII веке


На гравюре Ясимы Гакутэя тоже выражение лица незабываемое…

Ну, и памятник ХХ века — строго по канону времён Канэфусы.

И в придачу — вырезка из бумаги работы Киринукэ:


И статуэтка работы Накады Хироясу:
Комментарии 
27-янв-2015 08:49 am
Те, что просто росчерком кисти, особенно хороши.
27-янв-2015 08:53 am
Ага, очень выразительные.
27-янв-2015 11:47 am
Хорошая история про стимулирование творчества - самовнушение, но сработало же.
27-янв-2015 12:22 pm
Ага. Так что государь был по-своему прав - "работает же!"
27-янв-2015 12:23 pm
ну и потом вещь старая, с традицией...