umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Categories:

Хэйанские байки: Звездочёты и разбойники


1. Два-Мунэтады-два
От эпохи Хэйан (794-1185) сохранилось немало дневников японских придворных — настоящих, с подёнными записями, и стилизованных, написанных или составленных задним числом. Сейчас из них наиболее читаемы дорожные и женские записки и дневники — но они составляют меньшинство. А большая часть — это служебные дневники чиновников, день за днём описывающие выполнение ими служебных обязанностей и те столичные и дворцовые мероприятия, в которых они участвовали или которым были свидетелями.Самый большой из таких дневников оставил Фудзивара-но Мунэтада (藤原宗忠1062-1141), ведший записи непрерывно на протяжении полувека. На старости лет, дослужившись до очень высокой должности Правого министра, он сделал из них выборку в ста шестидесяти свитках (составление одного указателя к этой громадине заняло у него три года — зато как благодарны ему за этот указатель исследователи!) Дневник этот предназначался прежде всего для детей и более дальних потомков — чтобы в случае каких-либо сомнений по вопросам этикета и церемониала у них было на что опереться и сослаться. Увлекательным чтением дневник Мунэтады назвать нельзя, но сведений о придворной жизни там масса.

Портрет Фудзивары-но Мунэтады — из самых выразительных хэйанских лиц.

Мунэтада был современником нашего старого знакомого, Оэ-но Масафусы (1041-1111), и друг друга они на дух не переносили — в частности, потому, что соперничали в знании древних обычаев и порядков. Масафуса в своих «Записях и размышлениях», на которые мы уже не раз ссылались, не уделил сопернику ни строки. Он поступил хитрее — посвятил несколько записей его полному тёзке, другому Фудзиваре-но Мунэтаде, наместнику земли Бинго, жившему на сотню лет раньше. А это был не тот родич, о котором Мунэтаде-второму было приятно вспоминать. Вот пара историй о Мунэтаде-первом (цитаты — в переводе М.В.Грачёва)..
В царствование государя Мураками (945-967) Мунэтада был ещё молод. Как-то при нём государь беседовал со своим главным звездочётом, Камо-но Ясунори. Мунэтада страшно заинтересовался астрологией, но маститый учёный, конечно, не счёл бы его достойным собеседником, поэтому молодой придворный стал рассуждать о звёздах и светилах сам с собою. Непрерывно. Даже когда сидел в отхожем месте (обнесённом, как положено, изгородью). «Случайно поблизости оказался человек, стрелявший из лука. Стрела попала в ограду. Мунэтада удивился и сказал: “Это не случайно. Я размышляю о небесных светилах в отхожем месте. По этой причине Марс выпустил в меня стрелу. Но в этом году я под защитой Юпитера и стрела попала только в ограду”».
Уже позднее, будучи в приличных чинах, Мунэтада приобрёл городскую усадьбу Канъин на Второй улице Столицы. Усадьба была роскошной и знаменитой, прежде ею владели самые видные вельможи из рода Фудзивара. Мунэтада надумал разбить там сад и украсить его по китайской моде большими камнями прихотливых очертаний: камни складывались бы в диковинную скалу, а к скале была бы подведена вода, чтоб из неё бил источник. Но камни должны были быть лучше, чем у всех соседей. Мунэтада объявил, что за каждый подходящий камень заплатит по золотой монете — цена немыслимая по тому времени. Оэ-но Масафуса сдержанно повествует: «Некто, занимавшийся такими делами, собрал большие камни причудливой формы и, желая их продать, доставил эти камни в усадьбу Мунэтада. Однако Мунэтада ответил ему, что он больше не покупает камни. Рассказывают, что торговец выбросил все камни прямо у ворот усадьбы Мунэтада. Позднее Мунэтада из выброшенных торговцем камней выбрал подходящие и положил их в саду.» Кстати, усадьба эта сгорела дотла как раз на веку Мунэтады-второго.
Третья заметка Масафусы совсем коротенькая:
«Говорят, что сын Фудзивара-но Мунэтада, Ясусукэ, был главарем банды воров. После того, как его обнаружили и посадили в тюрьму, Мунэтада сам прибыл в судебное присутствие и потребовал показать ему узника, дабы лично убедиться, что это Ясусукэ.»
Об этом «оборотне в придворном платье» у нас ещё пойдёт речь чуть позже. Но в любом случае можно представить, насколько неприятно было Мунэтаде-второму читать все эти подробности про своего родича и тёзку. И, наоборот, как приятно было выбирать их Оэ-но Масафусе. При том что о самом удручающем он умолчал (кто знает дела старинных лет — сам вспомнит!) Фудзивара-но Мунэтада старший кончил скверно: в 999 году, уже солидным и немолодым человеком, он повздорил с соседом-наместником, и, когда тот проезжал мимо со свитой, велел своим лучникам открыть по этому поезду стрельбу. Были раненые и убитые, Мунэтаду схватили и сослали на страшный остров Садо, где он и умер.

2. Музыкант и Штанодёр
Несмотря на всё вышеописанное, Мунэтада-первый особой славы не снискал — его тёзка, Правый министр, куда более известен. А вот кое-кто из детей старшего Мунэтады прославился. Сыновей у него было четверо: Ясусукэ, Корэмицу, Тадамицу и самый младший, Ясумаса (藤原保昌, 958-1036). Про Ясусукэ мы уже знаем: он днём сидел в присутствии и выполнял свои чиновничьи обязанности, а по ночам брал меч и разбойничал на улицах Столицы. Когда он попался, грянул невообразимый скандал — ни один Фудзивара прежде так себя не вёл! Ясусукэ приговорили к казни, но поскольку он был человеком знатным, ему позволили покончить с собою в тюрьме, чтобы не позорить семью окончательно.
О средних сыновьях мало что известно — они были добросовестными чиновниками и не более. Правда, впоследствии их иногда путали со старшим братом, что, конечно, неприятно.
Зато Фудзивара-но Ясумаса прославился на века. Он был посредственным поэтом, замечательным музыкантом, дослужился до наместника земли Сэтцу, женился на знаменитой поэтессе Идзуми-сикибу. Но главную известность ему принесла история, которая пересказана и в «Кондзяку-моногатари», и в «Удзи-сю:и моногатари» (а потом легла в основу пьес Кабуки и кукольного театра).
Фудзивара-но Ясумаса на гравюре Кикути Ё:сая

Жил-был в Городе Мира и Спокойствия уличный грабитель, разбойник по прозвищу Штанодёр — Хакамадарэ. Как легко догадаться, прозван он так был за то, что подстерегал на улицах знатных особ, когда те имели неосторожность бродить без охраны, ужасным воплем пугал их и раздевал если не донага, то до нижнего платья. А награбленные наряды сбывал или сам носил. Вот однажды осенней полночью вышел он на добычу. Глядит — идёт по пустынному берегу реки одинокий молодой знатный господин, в великолепных широких штанах и не менее нарядном охотничьем кафтане, и играет на флейте что-то красивое.
Гравюра Ясимы Гакутэя

Хакамадарэ незаметно двинулся за ним следом, проводил до заросшего пустыря, а потом, по своему обычаю, выскочил из темноты, громко топая и страшно крича. Другие вельможи при этом в обморок падали — а этому хоть бы что, идёт себе и играет на флейте, совершенно не обращая внимания на старания Штанодёра. Разбойник догнал его, выхватил меч — и только тогда незнакомец опустил флейту и спокойно спросил: «Ну и скажи мне, что делаешь ты в этом мире?»

Гравюра Цукиоки Ёситоси

Штанодёр содрогнулся: только бог или небожитель может оставаться так невозмутим, когда у него перед носом размахивают клинком! Упал на колени и еле вымолвил: «Я Хакамадарэ, хотел добыть себе одёжки — да, видать, ошибся…» — «Ну, пойдём со мною», — морлвил незнакомец и двинулся дальше, вновь заиграв на своей флейте, а грабитель — за ним, словно заворожённый. Дошли до богатой усадьбы. Там музыкант зашёл в дом, вернулся, вынес Хакамадарэ полный набор одежды и сказал: «Понадобится что — заходи, я поделюсь. А набрасываться на людей среди ночи не стоит – они могут тебя неправильно понять и причинить тебе зло». Разбойник ушёл, а на следующий день постарался разузнать, чья это усадьба. Оказалось, что принадлежит она Фудзиваре-но Ясумасе, наместнику Сэтцу.
Тоже Ёситоси — он этот сюжет очень любил

Так рассказывалась эта история изначально. А впоследствии, конечно, её дополнили: и оказалось, что разбойником Штанодёром был родной брат Ясумасы — непутёвый Ясусукэ (или, в других изводах, Корэмицу), много лет назад ушедший из дома и подавшийся на большую дорогу. В театре, конечно, именно этот извод имел особенный успех.
И ещё Ёситоси…

В 1915 году был снят фильм «Хакамадарэ-Ясусукэ» с Оноэ Мацуносукэ в главной роли, в 1952 году его пересняли (второе название — «Клинки и парча»). А вот тут можно почитать (по-английски) современную пьесу Фукуды Ёсиюки о Хакамадарэ, путешествующем сквозь всё японское средневековье.
Tags: Хэйан, Япония, поучительные истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments