umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Categories:

Страшнее кошки зверя нет

Мы уже писали и о борцах сумо: в театре Кабуки, и о кошках-оборотнях на кабукинской сцене. Обе эти темы были любимы зрителями — но долго существовали порознь. Уже в эпоху Мэйдзи, в 1880 году, Каватакэ Мокуами решил их объединить. Получилась пьеса «Куртка для борьбы сумо:, крашеная в Аримацу» (有馬染相撲浴衣, «Аримацудзомэ сумо: юката»). Борцы такие куртки и впрямь одобряли, а Мокуами, как ему свойственно, охотно встроил рекламу дружественных красилен прямо в заглавие. Потом она шла под заглавием «Кошка из Арима, или Борцовская честь». Соответственно, действие происходит на острове Кюсю, в уделе княжеского рода Арима, якобы давным-давно, в конце XV века, хотя вся обстановка — полностью токугавская.
 


Герб дома Арима

Итак, есть князь Мацудайра Дэва-но ками, восьмой господин Арима, при его дворе служит дама в летах по имени Сэкия, при даме — девица Отаки, полуслужанка-полувоспитанница. Отаки её довольно простое эдоское семейство пристроило к княжескому двору, чтобы она там нашла себе достойного жениха. Однажды князь пирует со своими приближёнными, в столовую забегает перепуганный котёнок, за ним гонится собака. «Бедный котёночек, надо его спасти!» — говорит добрая Отаки своей госпоже. Котёнок бросается прятаться в складках богатых княжеских одежд, собака пытается его достать и цапает господина зубами. При виде такого безобразия госпожа Сэкия хватает железный ковш на длинной ручке, которым воду из каменного чана черпают, и одним ударом в лоб убивает пса наповал. Труп уносят, князь, несколько ошалелый от стремительности событий, хвалит даму за сноровистость, хладнокровие и расторопность. Что ему самому грозила опасность быть покусанным, он, конечно, не признаёт, так что главная заслуга Сэкии оказывается в сострадании ко всем живым существам, в данном случае — к котёнку, спасённому ею от собачьих зубов (каково пришлось собаке, он не учитывает). Котёнок, кстати, сообразив, что его преследователь мёртв, выбирается из княжеского одеяния и улепётывает. Отаки его подхватывает, гладит и утешает перепуганного зверька, а князь ею любуется.

Девушек с кошками, хотя и отнюдь не придворных, любил изображать Куниёси

В общем, Сэкия попадает в фавор, представляет князю всех своих свитских и служанок, тот обращает особое внимание на молоденькую красавицу Отаки. И внимание это становится всё благосклоннее — к удовольствию Сэкии и к раздражению остальных придворных дам, особенно старшей из них, Иванами. (Эта неприятная женщина — почти точный слепок с Ивафудзи из «Зеркальной горы», только побледнее, конечно). Дамы дружно травят робкую Отаки, злословят о ней перед знакомыми — жёнами и придворными других членов рода Арима, попросить защиты у князя девушка стесняется — можно ли тревожить господина бабьими склоками? И в конце концов Отаки не выдерживает — прежде чем Сэкия успевает пожаловаться князю на травлю, девушка бросает всё и сбегает из негостеприимного дворца домой, к маме, на другой конец страны — в Эдо. Там она, однако, не объявляется, пропадает по дороге, и теперь уже ходят слухи, что она от стыда и горя покончила самоубийством. Князь огорчён, Сэкия горюет, коварные дамы злорадствуют.
На самом деле Отаки не умерла, но и домой не вернулась. Ей неловко представать перед родными — она не только не нашла себе жениха, но и показала, что неспособна выносить придворную жизнь. Так что она встречается только с Ёкити, своим любимым сводным братом, и тайно передаёт ему накопленные при дворе сбережения — восемьдесят золотых: пусть он употребит эти деньги на благо старой матери, дяди и других родичей. Сама же она под чужим именем снова нанимается на службу — только теперь уже не в такое блестящее семейство. Тем не менее Отаки не может забыть князя и тоскует по нему.
И тут до неё доходят дурные вести: князь Мацудайра, едва прибыв со своим двором в Ставку в Эдо, скончался в расцвете лет от непонятной хвори. Отаки вне себя от горя: конечно же, обожаемого князя убили, отравили, порчу навели! И совершенно ясно, кто это сделал — злодейка Иванами, их с князем ненавистница, её гонительница! Теперь мой долг — отомстить за господина, решает Отаки; она врывается в усадьбу Иванами с оружием и нападает на старшую даму. Та, однако, получила хорошее самурайское воспитание: как и её прототип из «Зеркальной горы», Иванами прекрасно владеет совнёй-нагинатой, а опыта упражнений в боевых искусствах у неё много больше, чем у юной Отаки. Силы неравны, и после очень короткого боя девушка падает зарубленная.
Но в этот миг, откуда ни возьмись, появляется страшное чудовище — оно похоже на кошку, но очень большое, с горящими глазами и по воздуху летает! Чудище бросается на госпожу Иванами и, прежде чем та успевает защититься, перегрызает ей горло и пожирает даму. Это чудище, по имени Асука, — не кто иной, как тот котёнок, которого спасли и о котором позаботились когда-то Сэкия и Отаки. Когда девушка бежала из дворца, кошку ей пришлось оставить. А та добро помнила, и пока Отаки доводили до позорного бегства, росла, набиралась сил, копила гнев и проникалась ненавистью ко всему княжескому дому, ко всем обижавшим или по крайней мере не защитившим её благодетельницу. Теперь, когда добрая Отаки мертва, кошка будет мстить за неё всем Арима, их чадам и домочадцам! (Задушила ли самого князя Асука или всё же его действительно отравила Иванами, так и остаётся не до конца прояснённым — но, похоже, это всё-таки была работа кошки, решившей, что Мацудайра предал Отаки). И кошка-чудище принимается за дело: один за другим княжьи родичи и придворные, и виноватые и правые, начинают гибнуть при загадочных обстоятельствах — кто загрызен, кто задушен, кто поражён неведомой хворью, а убийца неуловим. Возвращение на Кюсю не помогает — беда продолжает преследовать род Арима.
На сцене кошки-оборотни выглядели примерно вот так.

Тем временем Ёкити узнаёт о гибели сестры и вслед за княжеским двором отправляется на юг, чтобы выяснить, что произошло. Там его, однако, во дворец не пускают — и парень в унынии бродит взад-вперёд у ворот, пытаясь что-нибудь придумать. В рассеянности он роняет из-за пазухи кошель с сёстриным золотом (которое он старшей родне так и не отдал), подбирает его, снова прячет и, наконец, так ничего и не решив, печально отправляется в обратный путь.
Всё это видел княжеский стражник-привратник по имени Нарусава Осукэ. Вместе с товарищем он пускается по следу юноши, настигает его по дороге, убивает и похищает золото. Товарищ не возражал против кражи, но убийство ему не нравится, он это высказывает вслух — тогда злодей Осукэ и его приканчивает. Всё это было большой ошибкой: из ниотколе является кошка-оборотень Асука и бросается на убийцу, пытаясь сорвать висящий на его шее кошель с золотом её благодетельницы. Стражник обороняется, кошка разъяряется окончательно и перегрызает ему горло. Увы, гнев Асуки этим не утолён: чем больше человеческой крови она проливает, тем сильнее жаждет мести. Так что за компанию она убивает и пожирает ещё пару людей Арима, которые совсем уж ни при чём. Тщетно они пытались укрыться от Асуки на сторожевой каланче: кошки хорошо лазают, а эта ещё и летает…
И дальше всё развивается в этом же духе. До князя-наследника чудовище не добралось — его сумел защитить верный телохранитель Ямамура Тэндзэн, блестящий фехтовальщик, даже ранивший кошку в лоб. Следующая попытка удачнее — Асука застаёт князя на женской половине, без телохранителей, и съедает его вместе с его любимой беременной наложницей. Храбрый телохранитель теперь тоже стал ей личным врагом: кошке удаётся прокрасться в дом Ямамуры, съесть до косточки его старую и хворую мать и принять её обличье.

Кошка из Окадзаки в своё время тоже так поступила. Её разоблачили при помощи отражения в зеркале.

Дальше всё развивается как положено в историях о кошках-оборотнях. Почтительный сын возвращается домой, чтобы позаботиться о матушке, и скоро замечает, что со старушкой что-то не так: и голос какой-то мяукающий, и ходит она бесшумно, и к сырому мясу приохотилась… Да ещё и на лбу у неё — свежая рана как раз там, куда он рубанул чудище. Ямамура храбр, но соображает медленно: к тому времени, как он свёл все концы с концами и понял, что произошло, Асуки уже и след простыл. Воин устремляется на поиски кошки-убийцы.
А тем временем у дома Арима — новые неприятности, правда, на этот раз совсем иного рода. Арима покровительствуют знаменитому борцу сумо: — Оногаве Кисабуро:, который даже числится у них на службе. Недавно тот был побеждён другим богатырём, борцом Райдэном Тамээмоном. Это —вполне реальные персонажи, знаменитые чемпионы, блиставшие, правда, в конце XVIII — начале XIX века. Оногава выступал множество раз и проигрывал только каждый десятый поединок (на самом деле — даже меньше).
На гравюре Ёситоси храбрый Оногава Кисабуро: пускает дым в глаза длинношеему призраку рокурокуби

Райдэн действительно затмил его — за двадцать лет он провёл 254 поединка и проиграл из них всего десяток. По японским меркам он был настоящим исполином — двухметрового роста, больше десяти пудов весом, с огромными руками и ногами (сохранился отпечаток его ладони — почти четверть метра длиною!). В общем, не ввести его в пьесу было бы непростительно!
 


Райдэн Тамээмон на старинной гравюре и на современном памятнике. Очень внушительный борец!

Вот этому человеку-горе и проиграл в состязании Оногава, опозорив дом Арима — ему даже грозят отчислением со службы. Он не может успокоиться и посылает своему сопернику личный вызов: давай встретимся на холме Кудандзака без зрителей, судей и свидетелей — и посмотрим, чья тогда возьмёт!
Они встречаются в этом уединённом месте, начинают перебранку, чтобы разгорячить себя. И вот тут становится ясно, зачем нужны судьи и зрители: вместо того, чтобы сойтись в честной обрядовой схватке врукопашную, оба хватаются за мечи. К счастью, за ними следом прокрался Гумбэй, один из сподвижников князя, отвечающий за тренировки бойцов. Он предотвращает кровопролитие, настрого запретив Оногаве применять оружие. Тот в отчаянии: не только не смыл с себя позор, но осрамился теперь ещё больше! «Не в этом наш позор, — говорит Гумбэй, — а в том, что наш князь и множество его людей убиты, а мы ничего не можем с этим сделать!» — «Ну так убийца-то неизвестен!» — разводит ручищами Оногава. «Теперь — известен; со мною пришёл княжеский телохранитель, Ямамура Тэндзэн; выслушайте его рассказ!» Ямамура делится с борцами своими наблюдениями. Все эти дни он выслеживал Асуку и преуспел. Кошка уже не может себя сдерживать, не ограничивается больше местью дому Арима, она принялась и за соседей. Сегодня, если поторопиться, её можно будет настигнуть во владениях князя Акабанэ. «Пойдёшь ли ты со мною?» — спрашивает Ямамура. «О чём речь!» — откликается Оногава. «И я с вами, раз так!» — грохочет богатырь Райдэн. Все вместе они вторгаются во владения Акабанэ — что само по себе не очень хорошо. Асуки нигде не видно — только с пожарной каланчи капает кровь и слышится чавканье. Воин и борцы, несмотря на свои размеры, не менее ловки, чем кошка: они тихо забираются на верхушку каланчи и там, на тесной площадке, среди полусъеденных трупов, сходятся с чудищем в последнем поединке. Асука сражается до последнего, но ей не помогают ни зубы, ни когти, ни умение летать: борцы хватают её железным захватом, а воин пронзает клинком. Проклятие дома Арима избыто.

Гравюра к постановке 1889 года.

Пьеса длинная, «полнометражная». Вообще, в эту историю Мокуами постарался уместить как можно больше популярных мотивов, и в итоге она заметно разваливается на части. Мы пересказали только основную сюжетную линию — а там ещё много придворных и любовных интриг. Любовную линию обеспечивают княжеская дочка и её нежный друг, но она настолько вялая по сравнению с приключениями кошки, что её из нынешних сокращённых постановок обычно вообще выкидывают. Зато чудовище и борцы пользуются ожидаемым успехом. В 1937 году по этой пьесе в Японии сняли фильм ужасов.
 
Tags: Кабуки, Мэйдзи, Япония, звери
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments