umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Categories:

Про японских обезьян - 5


Три обезьяны и вера в Ко:син



 

У этой знаменитой тройки есть целый огромный фанатский портал. Правда, часть текста там только на голландском: http://www.three-monkeys.info/

Трёх обезьян зовут Мидзару, Ивадзару и Кикадзару. По-японски это значит «Избегаю смотреть [на дурное], избегаю говорить [дурное], избегаю слушать [дурное]». «Избегаю», «последовательно не делаю» чего-то — выражается глагольной формой –дзару, созвучной слову сару, «обезьяна». Обычно считается, что три обезьянки обозначают три составные части правильной жизни. Но история их на самом деле сложнее.

Речь идёт об обезьяне как знаке зодиака. Согласно «Пути Инь и Ян», яп. Оммё:до:, в календаре у каждого дня и каждого года есть свои особые свойства. В день Металла и Обезьяны (庚申, кит. Кэншэнь, яп. Ко:син), происходит вот что. Из множества мелких и мельчайших существ, которые живут в теле человека, есть «три червя» (三蟲, кит. саньчун, яп. сантю:, они же三尸, кит. саньши, яп. санси). В ночь Ко:син, пока человек спит, эти бдительные соглядатаи отправляются к богу Полярной Звезды и докладывают обо всём нехорошем, что человек успел натворить за отчётный период. И с учётом этого богами определяется его дальнейшая судьба. Конечно, такого доноса каждому хотелось бы избежать. И способ для этого есть: раз три червя могут докладывать только пока ты спишь, значит, в этот день лучше вообще обойтись без сна. Тем более что Ко:син бывает нечасто — раз в шестьдесят дней.

В 2010 году Ко:син приходится на 10 января, 11 марта, 10 мая, 9 июля, 7 сентября, 6 ноября. (Кому любопытно и дальнейшее расписание – см. тут.)

Являться эти три ябеды могут в обличьи китайца, «корейской собаки» и одноногого быка.

 Считается, что вера в Ко:син в Японии берет начало с Эннина, монаха школы Тэндай IX в. Он долго прожил в Китае и привёз с собою оттуда много разных сведений, в том числе и не связанных с буддийским учением.

Не уснуть в одиночку сложнее, чем в компании. И уже с X-XII вв. в японских источниках упоминается ко:син-э — «собрание дня Металла и Обезьяны», когда столичные жители в урочную ночь собирались вместе и проводили её в бдении, за выпивкой, закуской и приятной беседой. Собственно, к подобным хитростям прибегали и в Китае, где список духов-доносчиков не исчерпывался тремя червями. Скажем, бог домашнего очага под Новый год поспешал на небо с таким же докладом — только уже о заслугах и провинностях всей семьи; поэтому его изображению замазывали рот всякими сластями, чтоб зубы слиплись и он чего плохого не рассказал… Но у китайцев все эти поверья не особо старались увязать с буддизмом. А в Японии адресатом доклада трёх червей вскоре стал считаться сперва индийский бог Индра, почитаемый в буддизме, а потом, к XIII в. — уже его чисто буддийский спутник, Алмазный Жезлоносец с Синим Лицом, Сё:мэн-конго: 青面金剛. Позже Сё:мэн стал числиться самостоятельным «светлым государем», мё:о:, из того же ряда, что Фудо: и Айдзэн — покровители обряда, помощники в усмирении страстей и защитники тех, кто этим страстям поддаётся. (Тут в японском буддизме подход всякий раз двойственный: то ли страсти следует искоренять, то ли, наоборот, каждый спасётся таким как есть, гневливым, похотливым, упорно глупым и так далее.)

 

Сё:мэн — повелитель демонов-якшей. Изображают его с четырьмя или шестью руками, если в цвете — то с синим лицом. Синий, лазурный он потому, что соотносится с буддой-целителем Якуси (Бхайшаджьягуру). Связь тут такая: за грехи, о которых на небе узнают в ночь Ко:син, человеку грозят, прежде всего, болезни и ранняя смерть. А значит, защитник от всего этого — целитель. Ногами Сё:мэн попирает болезнетворного демона (или пару демонов), еще четыре демона и двое отроков его сопровождают как помощники. В руках он держит алмазный жезл, посох, верёвку (или лук) и колесо Закона, ещё две руки могут быть сложены перед грудью жестом почтения («соединенные ладони»). Над головой у него солнце и луна. Отроки, видимо, тоже — солнечный и лунный, как бодхисаттвы Никко: и Гакко: у будды Якуси. У ног пасутся два петуха (или, чаще, петух и курица), отмечающие начало и конец опасной ночи. И тут же сидят наши обезьянки.

Изображения трех обезьянок впервые появляются как раз на картинах или каменных рельефах вместе с Сё:мэн. Значение их — благопожелательное, но не нравоучительное: чтобы духи-доносчики не видели, не слышали и не рассказывали ничего плохого.


В XVI в. или чуть раньше в Японии создаются «союзы Металла и Обезьяны» (庚申講, Ко:синко:), похожие на братства почитателей «Лотосовой сутры» или паломников на гору Фудзи, но с более простой задачей. Несколько человек сговариваются вместе справлять ночь Ко:син на протяжении такого-то срока. И если им удается, скажем, три года не пропустить ни одного такого бдения, то по итогам исполненного обета они воздвигают «пагоду Металла и Обезьяны» (庚申塔, Ко:синто:) — каменную плиту с надписью и рельефом. Их сохранилось очень много. Обычно изображение на них устроено так:

 

Впрочем, такие памятники могли ставить и просто для защиты жителей деревни или городского квартала. Свитки с похожими изображениями хранятся во многих святилищах. Не всегда схема выдерживается точно: бывают обезьяны без «светлого государя», или он без них, или Сё:мэн заменяется на бодхисаттву Каннон (или на Фудо: и так далее), или предстает сам в виде обезьяны, или на камне только надпись, без фигур. Порою число обезьян доходит до дюжины — по числу возможных напастей, или с учётом других духов-доносчиков, или в напоминание о дружине из двенадцати воевод-якшей, сопутствующих будде Якуси.

   

Свитки и стелы: три обезьяны и Сё:мэн.

Современное сетевое сообщество Металла и Обезьяны (текст на японском)

Знаменитое резное изображение трех обезьян в святилище Никко: То:сё:гу украшает и защищает конюшню для священных коней. Обезьяны и здесь покровительствуют лошадям. А в разработке обрядов для Никко: наставники с горы Хиэй принимали деятельное участие.



Такую же защитную роль играют изваяния обезьян на крышах:

 

И на оружии:

 Очень много изображений трёх обезьян в виде нэцкэ - и старинных, и современных:
  
 

В послевоенные годы XX в. в Японии входят в моду "три обезьяны наоборот", сакаса-сандзару, они же «три культурных обезьяны», бунка сандзару, или просто «три обезьяны эпохи Сё:ва», Сё:ва сандзару. Они пристально смотрят, внимательно слушают, громко говорят — и вдохновляют японцев к преодолению всяческой зажатости.

   

Некоторые ещё смотрят вооруженным глазом:

И «обратные», и «прямые» обезьянки появляются в самой разной массовой продукции. Тут и печенье, и конфеты, и вот такие веселые рисуночки на ткани:

 

По примеру обезьян изображаются и другие живые существа. Нам попались: коты, совы, попугаи, демоны, не говоря уже о людях всех возрастов, полов и цветов кожи.

Все «не смотрят, не слушают и не говорят» — или наоборот. Вот, например, три лягушки:

 

Тут ещё и игра слов. По-японски глагол сару — «проходить», «уходить», а глагол каэру — «возвращаться». Существительное каэру — лягушка.

 

И вообще добрая слава трех обезьянок разошлась по всему миру. Даже в Сомали в их честь несколько лет назад отчеканили монету в 4000 шиллингов:

 

А компьютерные графики по всему свету их анимируют

В природе похожие жесты макакам тоже свойственны:

Tags: обезьяны, японское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments