August 1st, 2017

каштан

Отгадка

Загадка была тут. И речь шла о китайцах. Именно их разглядывал в порту Сохоу Николай Георгиевич Гарин-Михайловский (тот самый, который «Детство Тёмы» и продолжения) и описал в своих очерках «По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову»:

«Мы уже на пристани, и при свете фонарей нас обступила густая и грязная толпа разного рабочего люда: матросы, носильщики, торговцы. Их костюмы ничем не отличаются ни по грязи, ни по цвету, ни по форме от любых хунхузских: синяя кофта, белые штаны и, как сапоги, закрывая только одну переднюю сторону, надетые на них вторые штаны, обмотанные вокруг шерстяных, толстых и войлоком подбитых туфель. На голове шапочка или круглая, маленькая, без козырька, с красной, голубой или черной шишечкой, или такая же маленькая и круглая, наподобие меркуриевской шапочки с крылышками.
Толпа осматривает нас с приятной неожиданностью людей, к которым среди ночи прилетели какие-то невиданные еще птицы. Птицы эти в их власти, никуда от них не улетят, и что с ними сделать — времени довольно впереди, чтоб обдумать, а пока удовлетворить первому любопытству.
Подходят ближе, трогают наши платья, говорят, делятся впечатлениями и смеются.
Мы тоже жадно ловим что-то особенное, характерное здесь, что сразу не поддается еще точному определению.
Это все китайцы, — не в гостях, а у себя на родине, — эти лица принадлежат той расе, которую до сих пор привык видеть только на чайных обложках да в оперетках. И там их изображают непременно с раскошенными глазами, толстых, неподвижных, непременно с длинными усами и бритых, непременно в халатах.
Конечно, по таким рисункам нельзя признать в этой толпе ни одного китайца. Это все те же, что и во Владивостоке, сильные, стройные фигуры…»
— и т.д.

Очерки, кстати, интереснейшие, как и записки Гарина-Михайловского о его кругосветном путешествии в том же 1898 году. Может, мы отрывки оттуда ещё повыкладываем здесь.

Угадали maiorova, petro_gulak и ikadell. Но и другие ответы интересные, так что спасибо всем!