umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Category:

Звери и птицы в Кабуки (8)

(Продолжение. Начало: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7)
Обезьяны (окончание)

Обезьянщица на гравюре Ёсикуни

2. Обезьяна как улика

Другая история, где обезьяна играет важную роль, — это поздняя пьеса Окамото Кидо: «Гондза и Сукэйдзю:» (権三と助十, 1926). С этим автором «Нового Кабуки» мы не раз уже сталкивались, в том числе и с животными в его творчестве (крабами и конями). Большинство пьес Окамото Кидо: — чрезвычайно мрачные, но эта — исключение: смешная комедия, в которой самая горькая участь — у обезьянки; зато её страдания не напрасны. Кроме того, «Гондза и Сукэйдзю:» — это детектив (не единственный у этого автора). Как и многие кабукинские детективы, он основан на рассказе про судью Оока Тадасукэ, проницательного чиновника первой половины XVIII века; мы уже писали о пьесах про него. Но обычно сам Оока — персонаж закадровый, и в сюжете играет роль не столько его проницательность, сколько честность и добродетель; у Кидо: мы видим его сыскные методы, хотя лично судья опять же не появляется.

Действие происходит на окраине Эдо, а главные (и заглавные) герои — два лихих носильщика паланкина, закадычные друзья, непрерывно ругающиеся между собою. А вокруг них — пёстрая толпа других простолюдинов: торговцев, бродячих монахов, лицедеев с учёными обезьянками, костоправов и так далее. Все они — соседи, живут в одном квартале, а большинство — даже в одном большом доходном доме. У дома есть свой колодец, каждое лето жильцы собираются на «субботник», чтобы его чистить; это и работа, и праздник с песнями и угощением. Среди них — Сукэйдзю: и его брат, обезьянщик Сукэхати, а вот Гондзы нету, хотя его жена пришла. Братья расспрашивают её, где Гондза; «Спит». «Что ж ты его не разбудила, договаривались же!» Начавшуюся перебранку прерывает сам зевающий Гондза, и работящие братцы переключаются на него: ему надо и колодец чистить, и в хоре потом петь… «Ну я ж жену прислал, — возражает Гондза, — она за меня и поработает, и споёт — хватит с вас!»

Так выглядят заглавные персонажи на рисунке Имаи Каору

Работа продолжается, хотя ссоры то и дело вспыхивают снова: теперь уже Сукэйдзю: отвлёкся, чтобы подразнить учёную обезьянку брата, а тот вспылил; но в целом соседи живут дружно, и все распри быстро затухают — особенно когда приходит сам домовладелец, Рокуробэй, и выговаривает жильцам за то, что те ведут себя ну прямо как маленькие! Он торопит всех с очисткой колодца и отдельно напускается на бездельника Гондзу; тот оправдывается, что с утра был страшно занят. Сукэйдзю: бросается на защиту напарника, но Рокуробэй сурово приказывает всей компании взяться, наконец, за работу всерьёз.

  «Да пожалуйста!» — говорят носильщики

Но, видно, не судьба — внезапно врывается всполошённый Хикосабуро:, который недавно перебрался в Эдо и поселился в том же доме; он владелец лавочки диковинок, сын старика Хикобэя, которого тут тоже многие знают. В руках у него письмо с ужасным известием: оказывается, его отец, старый Хикобэй, был обвинён в том, что ограбил на сотню золотых и зарезал какую-то пожилую женщину в гостинице! Старика арестовали, и он умер в следственной тюрьме. Хикосабуро: в это время отлучался по делам в Осаку, но при таком известии, конечно, ринулся домой добиваться справедливости: «Не мог мой отец оказаться вором и убийцей, люди добрые!» — кричит юноша. «Действительно, совсем непохоже на Хикобэя, — качает головой домовладелец, — но, говорят, на суде он во всём признался. А судебные решения не подлежат пересмотру». Работа забыта, все, включая обоих носильщиков, толпятся вокруг, навострив уши. Хикосабуро:, однако, почтительный сын. Он настаивает на невиновности отца и заявляет, что отправится в суд и потребует, чтобы дело было-таки пересмотрено — даже если за такую дерзость ему придётся поплатиться головой!

Тут Гондза и Сукэйдзю: тихонько отзывают Рокуробэя в сторонку. У них есть, похоже, сведения, касающиеся этого дела. В ту ночь, когда погибла женщина, носильщики приметили штукатура Кантаро:, который тоже живёт тут неподалёку. Он стоял возле бочки для сбора дождевой воды и пытался отстирать там тряпку, похожую на рукав от женского платья, и отмыть что-то блеснувшее под луною — не меч ли? Доселе свидетели помалкивали, но теперь поведение Кантаро: выглядит уж совсем подозрительно.

  Свидетели

Подумав, Рокуробэй принимает решение: пусть Гондза, Сукэйдзю: и Хикосабуро: пойдут в участок стражи и там дадут показания — тогда, наверное, стражники сочтут нужным задать несколько вопросов и штукатуру. Так и делают — и, как положено было по токугавскому судопроизводству, свидетелей тоже задерживают и сажают под замок до поры до времени.

Проходит месяц. Гондзу и Сукэйдзю: отпустили, и они вернулись к своей обычной работе и обычным перебранкам. От Сукэхати они узнают, что суд выпустил из тюрьмы и Кантаро: — видимо, носильщики тогда обознались, и штукатур оказался невиновен. Вскоре появляется и сам Кантаро: с выпивкой и закуской: он хочет угостить всех соседей, многие из которых дали показания в его пользу в ходе следствия. Штукатур — грубый и хамоватый малый, но сейчас очень весел и даже приветлив, хотя и несколько пьян. Внезапно одна из учёных обезьянок, заметив в руках у штукатура что-то вкусное, прыгает на него; дружелюбие на лице Кантаро: внезапно сменяется неистовой яростью, и, ощеряясь, он одним ударом убивает зверька насмерть. Тут же он снова любезно улыбается, извиняется за несдержанность — «Я вообще парень вспыльчивый и подозрительный, потому и под суд чуть не загремел!» — и, как ни в чём не бывало, продолжает благодарить ошарашенных соседей.


Но обезьянщик Сукэхати совершенно не удовлетворён извинениями, он любил свою обезьяну и сейчас в ярости: «Что за двуличная сволочь этот Кантаро:! Прикидывается рубахой-парнем, а в душе — настоящий убийца!» Гондза и Сукэйдзю: полностью с ним согласны, и все трое отказываются от выставленной штукатуром выпивки. Кантаро: обижается, злится, хватается за нож и лезет в драку с обезьянщиком.
  Афиша к пьесе

Но тут вмешиваются остальные соседи, наваливаются на него, обезоруживают и вяжут. Кто-то уже вызвал стражу, так что Гондза и Сукэйдзю: поспешно хватают связанного штукатура и заталкивают в свой паланкин. Стража является, начинает допрашивать всех подряд; жильцы, однако, решают не выдавать соседа — пусть Кантаро: и буян, но всё-таки свой, местный, закладывать его было бы подло. Штукатур тем временем приходит в себя в носилках и начинает звать на помощь. Однако стража не только не бросается ему на помощь, но, напротив, заявляет, что Кантаро: арестован по обвинению в убийстве и уводит его. Все в недоумении.

Тут появляются домовладелец и Хикосабуро: с объяснениями: оказывается, у судьи Ооки с самого начала не было сомнений в причастности штукатура к убийству старушки. Однако улик не хватало, так что Оока его отпустил и установил за ним наблюдение. И действительно, едва выпущенный из следственной тюрьмы Кантаро: немедленно вытащил краденый кошель и замаранную кровью одежду, которые были у него припрятаны в тайнике, и сжёг их; сыщик всё это видел и может подтвердить. А дальше на радостях штукатур напился, расслабился и проявил свою истинную жестокую суть. Он ведь уже не сомневался, что убийство спишут на покойного старика Хикобэя, и утратил осторожность. Только вот Хикобэй на самом деле жив и здоров — это Оока пустил слух о его признании и кончине в тюрьме, чтобы настоящий убийца счёл себя в безопасности. И вот старик, полностью оправданный, наконец-то появляется собственной персоной под радостные приветствия соседей. Жильцы большого дома хоронят обезьянку, своей смертью изобличившую подлую натуру убийцы, и возвращаются к своей мирной жизни и бесконечным дружелюбным перебранкам.

Из всего огромного наследия Окамото Кидо: эта пьеса идёт, пожалуй, чаще всех и пользуется успехом по сей день. Ничего удивительного, что продаются и куколки-сувениры в виде её персонажей. Вот, например, Сукэхати со своей обезьянкой:

   (Продолжение будет)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments