umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Categories:

Звери и птицы в Кабуки (5)

(Продолжение. Начало: 1, 2, 3, 4)

Кошки и собаки

Один Ланс со своей собакой Кребом больше стоит, чем все немецкие комедии, вместе взятые.

Энгельс

При всей известной любви японцев к кошкам, в Кабуки им не повезло: здесь их мало, и в основном это отрицательные или даже чудовищные герои.

Кажется, впервые на сцене кошка появляется ещё в 1695 году — в танце тогдашней звезды Мидзуки Тацуносукэ Первого. Это жутковатая история про девушку, влюбившуюся в родного брата и не видящую, что в этом такого плохого. Кровосмесители перерождаются в мире скотов — а здесь героиня, ещё не успев согрешить с родичем, внезапно превращается в кошку, немедленно забывает о возлюбленном и отдаётся беспечным забавам, гоняясь за бабочками.


Картинка Куниёси иллюстрирует ещё более мрачную историю — эпизод из пьесы "53 станции Токайдо в пору цветения сливы" (梅初春五十三駅 "Умэ-но хару годзю:санцуги") про станцию Окадзаки. Было у старушки две красавицы-дочки, обе влюблены в одного молодца. У младшей дочки была кошечка, и когда старушка умерла, кошка научилась вселяться в её тело и строить козни в интересах своей хозяйки и на погибель её сестре. Молодец со старшей дочкой застаёт кошку в образе старухи в храме, а перед ней пляшут два начинающих оборотня - с платочками на голове. (Раз в год, зимою, кошки-оборотни сходятся любоваться луною и устраивают танцы - в том числе в платках и покрывалах. Начинающим оборотням к такому головному убору надо привыкнуть, и они весь год тренируются по ночам.) Молодец, однако, оборотня опознал, дух кошки из тела старухи изгнал, а кошкина хозяйка вскоре скончалась при загадочных обстоятельствах. Про эту кошку из Окадзаки гравюр было множество, а в 1914 году на сюжет этой пьесы в Японии сняли знаменитый фильм.


Вариант той же сцены

В большинстве других пьес кошки если и появляются, то мимоходом, хотя и могут играть какую-то сюжетную роль — как в истории рыботорговца Со:горо:, с которой мы уже знакомы. Но злодейская кошка-оборотень встречается по крайней мере ещё раз — как и можно было ожидать, в пьесе, где положительные герои принадлежат к собачьей породе.


Это — одна из десятка пьес, поставленных в Кабуки по знаменитому приключенческому роману Кёкутэя Бакина (он же Такидзава Окикуни) «Восемь Псов Сатоми из края Кадзуса» (南總里見八犬傳, «Нансо: Сатоми Хаккэндэн»). В романе — больше ста томов, автор писал его почти три десятка лет (1814-1842) и издавал том за томом. (Оформлял и иллюстрировал издание его зять, Янагава Сидэнобу, обложки и рисунки работы которого мы тут и приводим.) В Кабуки «Восемь Псов» стали инсценировать задолго до окончания Бакином романа — в 1834 году (в виде исключения, опередив на этот раз кукольный театр), и разные обработки этого сюжета появляются на сцене до сих пор.


Завязка этой истории такая. Могущественный полководец Сатоми Ёсидзанэ (жил на самом деле в XV в.) убил одного из своих сподвижников, и жена погибшего поклялась отомстить. Её гневный дух вселился в барсучиху, а та выкормила пса по имени Яцуфуса, который потом попадает к Сатоми и начинает верно ему служить. Убийство не проходит для Сатоми Ёсидзанэ безнаказанно: у него рождается дочь Фусэхимэ, но, к несчастью, девочка неспособна говорить. Несколько лет отец ищет средство для её исцеления; наконец, бессмертный горный подвижник, чудотворец Эн-но Гёдзя объясняет ему, что на девочке лежит проклятие, наложенное гневным духом. Он вручает Ёсидзанэ волшебные чётки из ста восьми бусин: сто из них поменьше, а восемь — крупные, и на каждой начертан знак, обозначающий одну из восьми конфуцианских добродетелей. Как только Фусэхимэ прикасается к чёткам, она исцеляется, а с чётками с тех пор не расстаётся.


Проходят годы, девушке исполняется пятнадцать лет, она красива и преисполнена всех добродетелей; отец прочит её в жёны своему сподвижнику — храброму воину Канамари Дайсукэ. Но идёт война, замок господина Сатоми окружён многочисленным вражеским войском, и он обещает отдать руку дочери тому, кто принесёт ему голову вражеского вождя. Пёс Яцуфуса срывается с места, бросается в бой и возвращается с этой головою в пасти. Ёсидзанэ держит своё слово: Фусэхимэ отдана псу в жёны и уходит с ним в горную пещеру. Дайсукэ, пытаясь спасти девушку от ужасной участи, через год отыскивает их убежище; он не знает, что Яцуфуса — оборотень и что девушка, первоначально просто повиновавшаяся дочернему долгу, уже полюбила его. Дайсукэ расстреливает пса из ружья, но одна из пуль сражает саму Фусухимэ. Из ее раны поднимается облачко, подхватывает четки и уносит их в небо. Восемь больших бусин-добродетелей воплощаются в младенцев, рождающихся в разных семьях по всему свету (причём не одновременно!) — на самом деле все они сыновья от союза Фусухимэ и Яцуфусы. Каждый из них появляется на свет с зажатой в кулачке бусиной, а имена их всех начинаются со знака «ину» — «собака». И отчасти они действительно — псы.


Проходит ещё шестнадцать лет. Сатоми Ёсидзанэ гибнет от руки предателя Ямаситы Садаканэ, а Канамари Дайсукэ, прослышав о чудесных детях, принимает монашеский постриг и пускается в путь, чтобы собрать их всех вместе и открыть им их происхождение. Этому и посвящена большая часть пьесы Кабуки (а всё вышеизложенное — всего лишь пролог. Заодно предупредим, что имена героев пьесы иногда немного отличаются от имён персонажей романа, а об их приключениях и говорить не приходится).

Первым на сцене появляется Инуяма До:сэцу — узнав от Дайсукэ тайну своего происхождения, он молится милосердной Каннон о воссоединении с братьями и возрождении семьи Сатоми. Молитва не безответна: его бусина превращается в чудесный хрустальный шар, дающий До:сэцу власть (правда, ограниченную) над огнём и водою.



Тем временем во дворце наместника сходятся в бою Инудзука Сино и Инукай Гэмпати — нрав у обоих гордый и пылкий. К счастью, прежде чем они успевают зарубить друг друга, подоспевает Дайсукэ и открывает им, кто они такие. Рождённые в разных краях братья примиряются и заключают союз.

В следующем действии уже шестеро Псов встречаются ночью на горе Марудзука, где благочестивый До:сэцу творит подвижничество. Человек он упорный, бесстрашный и целеустремлённый, и дошёл уже до того, что собирается совершить самосожжение — но изящный Инудзака Кэно, как раз проходивший мимо, узнаёт его по хрустальному шару и останавливает. Подоспевают и четверо других, путешествующих под видом паломников (воинственные Сино и Гэмпати одеты самураями, Инукава Со:сукэ — слугою, Инуэ Симбэй — оруженосцем), и после излюбленной в Кабуки сцены «поисков в темноте» (даммари) все шестеро воссоединяются. А затем к ним примыкает и седьмой Пёс — Инута Кобунго, хоть он и был усыновлён злодеем Садаканэ, убийцей Сатоми-старшего.



(Продолжение будет)
Tags: Кабуки, Япония, звери
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments