umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Category:

Звери и птицы в Кабуки (2)

(Продолжение. Начало здесь)

Слоны
…Как видно, напоказ.
Крылов
Начнём с самых больших.
В самой Японии слоны никогда не водились и их туда не завозили до XIX века, так что представление об этих зверях складывалось по материковым источникам, в основном буддийским. Мы уже писали когда-то немного о японских картинках со слонами. В Кабуки слоны появляются в немногих, зато любимых пьесах и сценах.

1. Слон, тиран и витязь
Самая, кажется, ранняя из них — пьеса «Поводок для слона» (или «Перетягивание слона», (象引 «Дзо:хики», 1701 г.). Это — типичная пьеса «старинного Кабуки»: с незамысловатым сюжетом и сложными костюмами, с пафосными речами и зрелищными схватками, в которых актёры могут показать себя с самой блистательной стороны. Это тот Кабуки, из которого Тикамацу Мондзаэмон сбежал в кукольный театр.
Перед зрителями предстаёт злодей-сановник Сога-но Ирука 蘇我 入鹿, пытавшийся захватить власть в стране более тысячи лет назад; в Кабуки он появляется всегда как сущее воплощение зла. В нашей пьесе его гордыня ещё непомернее: он не только притязает на власть над Японией, но видит себя в качестве Всемирного Государя, о каком говорится в буддийских книгах. И вот однажды весною он выезжает из города любоваться цветами на белом слоне (только не спрашивайте, откуда Ирука его взял!) — как и положено такому Государю.
А в тот же день любоваться цветами отправился бравый и могучий воин Гэннайдзаэмон с красавицей-женою. Жестокий Ирука для забавы пытается затоптать воина слоном, однако жена Гэннайдзаэмона проворно скручивает аркан из своих длинных волос, накидывает его на зверя и берёт слона на поводок. Однако Сога, пленённый её удалью, теперь ещё больше хочет избавиться от мужа и взять красавицу себе в наложницы; он приказывает Гэннайдзаэмону с голыми руками выйти против слона.
Это было ошибкой: воин, может быть, не слишком расторопен, но очень силён, и в бою со слоном начинает брать верх. Испугавшись позора, Ирука бросается на подмогу своему зверю, и они с воином начинают вырывать слона друг у друга из рук. Всё кончается хорошо: богатырь одолевает, Сога-но Ирука посрамлён, женщина спасена от его домогательств, зрители довольны. Только бедному животному не повезло…

Слон на сцене — игрушечный и зачастую совсем небольшой, как на снимке выше и на гравюрах. Впрочем, это не всегда так: на одном старом рисунке, где герои отнимают друг у друга злополучного зверя, слона снизу поддерживают целых четверо рабочих сцены (считающихся невидимыми для зрителя) — такой он большой и тяжёлый…

2. Слон, поэт и девушка
Другой кабукинский слон имеет долгую историю и появляется в этой истории далеко не сразу. А изначально её герой — странствующий монах и знаменитый поэт Сайгё: (西行, 1118—1190).
Таким его изобразил Кикути Ё:сай
Однажды Сайгё: совершал паломничество в храм Тэнно:дзи. Погода была скверная, лил дождь. Добравшись до Эгути (на территории нынешней Осаки), он попросил пристанища в одном из домов, невзирая на то, что этот квартал пользовался сомнительной славой из-за заведений с весёлыми девицами. Хозяин отказал ему, Сайгё: сложил и прочёл стихи:

世の中を厭ふまでこそ難からめ仮の宿をも惜む君かな

Ё-но нака-о

Итоу мадэ косо

Катакарамэ

Кари-но ядо-о мо

Осиму кими кана

«Сам этот мир так трудно отвергнуть! А ты для меня жалеешь даже этого временного приюта.»

Хозяин ничего не ответил, зато из дома откликнулась одна из весёлых девиц, Юдзё Таэ:

世を厭ふ人とし聞けば仮の宿に心とむなと思ふばかりぞ

Ё-о итоу

Хито-то си кикэба

Кари-но ядо-ни

Кокоро тому-на то

Омоу бакари дзо

«Я слышала, что ты — человек, отвергнувший мир. Я только думала: во временном приюте ты не оставишь своё сердце» (можно понять и так: «как бы ты не оставил здесь своё сердце!»).

Их стихотворная перекличка вошла в авторитетнейшую поэтическую антологию «Синкокинсю» и прославилась.

Вот эта сцена на старой книжной гравюре
В XIV веке этот сюжет использовал благочестивый драматург Киёцугу Каннами (1333—1384) в действе для созданного им театра Но:, которое так и называлось «Эгути» (江口). Здесь оказывается, что ответ странствующему подвижнику даёт не просто весёлая девица из Эгути: в её обличьи к нему обратился сам бодхисаттва Фугэн (он же Самантабхадра), «Всеобъемлющая Премудрость», помощник для всех, кто изучает Лотосовую сутру. А изображался этот бодхисаттва обычно восседающим на белом слоне — обычном или с шестью бивнями.


На гравюре Хокусай Сайгё: понимает, кто на самом деле с ним разговаривает.

В эпоху Токугава этот сюжет стал ещё более популярен — тем более что Осака становилась всё более богатым и влиятельным центром. В тамошнем храме Кимидо: воздвигли изваяния Сайгё: и «госпожи из Эгути», Эгути-но кими.


А затем девица из Эгути перекочевала и в танец театра Кабуки, пользовавшийся большим успехом — не в последнюю очередь из-за того, что здесь слон уже и впрямь появлялся на сцене. Его изображали актёры, укрывшиеся под «слоновьей шкурой» с головой и хоботом, а на спине зверя восседала сама красавица — одетая уже по моде современных куртизанок, но со свитком Лотосовой сутры в руках.
Гравюра Утагава Садахиро:

А на гравюре Утагава Кунисада и ноги актёра видны из под слоновьего наряда… Почему тут слон ещё и вооружён? Это картинка уже не собственно к танцу «Эгути», а к сборному вступительному обозрению в начале очередного театрального сезона, на котором представляли всех актёров-звёзд. Сюжеты таких обозрений бывали самым фантастическими, встречались персонажи из разных пьес и отрывки из разных сюжетов. Вот и тут что-то подобное, вероятно. Девушка из Эгути в этих обозрениях появляется очень часто — опять же прежде всего из-за своего редкого ездового животного.
Она же на гравюре Хиросигэ

А уже со сцены она перебралась на гравюры, почтовые открытки и так далее, не потеряв своей популярности и при Мэйдзи, и до сих пор. Вот ещё разные славные Эгути-но кими:


(Продолжение со временем будет)
Tags: Кабуки, Япония, звери
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments