?

Log in

No account? Create an account
Умблоо
Умблоо
Птичья любовь 
19-фев-2012 11:44 am
Сару серьёзный
 По Пушкину мы все помним про «песню, как синица тихо за морем жила». 

Эта народная песня записана в нескольких вариантах, — вот, например, вариант из собрания Киреевского (взятый, в свою очередь, из Вавиловского песенника 1810 г.):

За морем синичка не пышно жила,
Не пышно жила, пиво варивала,
Солоду купила,
хмелю
выпросила;
Черной дрозд пивоваром был,
Сизой орел винокуром слыл.
Дай же нам, Боже, пиво сварить,
Пиво-та сварить и вина накурить!
Созовем к
себе гостей мелких пташечек.
Совушка-вдовушка незваная пришла.
Снигирюшка по
сенюшкам похаживает,
Совушке головушку поглаживает.
Стали птички
все меж собой говорить:
„Что ж ты, снигирюшка, не женишься?“
— Рад бы я женился, да некого взять:
Взял бы я пернатку, та матка моя,
Взял бы я чечетку, та тётка моя,
Взял бы я синичку, сестричка моя,
Взял бы я сороку, щекотливая она.
Есть за морем перепелочка,
Та
мне ни тетушка, ни матушка:
Ту я люблю и за себя возьму,
А перед собой журавля пошлю. —
Он
прилетел, стал сказывать:
„Будет скоро,
приедет вдруг
Славной жених, снигирь молодец!“

В голос тут пташки приударили:
„Здравствуй, хозяин с хозяюшкою,
И с малыми со детушками,
На многая лета!“

 Занятно, что целый ряд персонажей этой песни мы можем узнать в средневековом японском городском рассказе («отоги-дзоси») из птичьей жизни. И сюжет тоже — про любовь, только кончается всё куда печальнее. И пол у некоторых персонажей поменялся: японская Сова — очень немолодой мужчина (чтоб не путаться, будем звать его Филином, хотя настоящие филины в Японии только на Хоккайдо водятся), а Снегирюшка — как  раз дама.   Вот что с ними было.

 

Давным-давно жил в земле Кага старый Филин, от роду ему было восемьдесят три года — это и для филинов-долгожителей возраст очень почтенный. Но любви все возрасты покорны; однажды позвал Филин в гости своих друзей — Журавля (точнее, цаплю) Синбэ и Ворона Куродзаэмона и поведал им следующее: «Вот что со мною приключилось. Недавно выступали разные певцы и музыканты в доме Мацуямадори, и среди них заметил я девушку-Снегирюшку — она играла на гуслях-кото. И играла дивно, и собою прекрасна — в общем, влюбился я без памяти на старости лет, только о ней и думаю дни напролёт. Не могли бы вы стать моими вестниками — отнести возлюбленной письмо от меня?»

 

Выслушали его Журавль и Ворон, всплеснули крыльями, наперебой заговорили: «Как можно, как можно! Разве не слыхал ты, друг, что красавица эта давно пленила сердце самого нашего князя Орла — он к ней питает тайную, но пылкую страсть ещё с той поры, как ей сравнялось лет семь-восемь. И не столь уж тайную — подросла барышня Снегирюшка, он и в открытую стал за нею ухаживать, хоть и не выказывая страсти со всем пылом — ибо не пристало это птице такого высокого происхождения! Только Снегирюшка не ответила ему благосклонностью — горда она и холодна, как снег. Если уж сам князь в любви к ней не преуспел — подумай сам, ответит ли она на письмо таких незнатных птиц, как ты или мы?» Опечалился Филин, стало друзьям его жалко, они и говорят: «Впрочем, попытка не пытка. Обратись к Госаку, Синичке — они со Снегирюшкой с детства подружки, авось какой ответ да получишь».

Подхватился старый Филин, пошёл к Синице. «Синичка-голубушка, можешь считать меня старым дурнем, но вот какая у меня к тебе просьба: не снесёшь ли барышне Снегирюшке письмецо от меня?» — «Ах, — отвечала Синица, — отчаянное это дело — соперничать с самим князем Орлом! Но мне жаль тебя, бедный Филин, вижу я, что чувство твоё искренне и пылко. Хорошо, пиши письмо!»

 

И Филин сел и, проливая слёзы из своих больших глаз, написал следующее:

 

«С первого взгляд полюбил я Вас, государыня моя Снегирюшка! Занемог от страсти, вот-вот скончаю дни свои — но и тогда любовь моя меня переживёт! Могу ли исчислить я нежные чувства, что к Вам питать смею? Легче сосчитать листья в горных лесах, звёзды на небе, волны морские, песчинки побережные! Никто не сравнится с Вашей красою — ни весенние цветы, ни осенняя луна, ни наша Оно-но Комати, ни китайская Ян Гуйфэй! И хоть и слышал я о том, что сам господин Орёл к Вам неравнодушен — но и гибель от когтя его или клюва не будет мне больнее, нежели разлука с Вами! Вот, написал; вот, излил своё сердце; удостоюсь ли ответа? Сказано: даже если в дождь укрываешься с кем-то под одним деревом — и такою малостью всё равно завязываешь с ним связь на тысячу перерождений! Разве сам Просветлённый не проникался состраданием к несчастным влюблённым? О, молю, пусть не останется моё послание безответным!»

Так написав, вручил письмо Синичке Госаку, сам же взмолился ко всем богам и буддам, а особенно — к будде-Целителю Якуси, что из храма при Государевой усыпальнице: «Ищу помощи и подмоги у будды-Целителя: да получит барышня Снегирюшка письмо моё беспрепятственно, и да удостоюсь я ответа, и да будет ответ тот отрадным! Ежели внемлешь моей мольбе — клянусь возвести тебе храм, златом-серебром изукрашенный!» — так молил, склоняясь в земных поклонах.
 

Меж тем Синица полетела в усадьбу, где барышня Снегирюшка сидела и играла на кото. Как обсудили они меж собою все птичьи слухи и сплетни, Синица с поклоном передала подруге Филиново посланье: «Скажу тебе по правде, главная причина моего нынешнего посещения — вот это письмо от господина Филина с холма Камэвари. Влюбился он в тебя без памяти, не может больше таить своей страсти — доверил мне любовное письмо».

«Нет, нет, не приму! Даже читать не буду!» — отвергла письмо барышня. «Но почему? Я могу отличить любовь от притворства — право слово, он любит тебя!» — «Послушай и подумай, — ответствовала Снегирюшка. — Много лет получаю я письмо за письмом от князя Орла, и ни одно из них не развернула, ни на одно не ответила. Я тебе верю, подруга моя, и не сомневаюсь в твоей наблюдательности — но прими я письмо от другого влюблённого, как разгневается господин Орёл!» Синичка Госаку, однако же, не переставала её уговаривать, и наконец, Снегирюшка прочла послание и, тронутая, написала такой ответ:

 

«Радостно мне было прочесть Ваше письмо. Великий почёт для меня, скромной девушки, что обратил на меня внимание такой господин, как Вы — родич самой богини Кадзураки! Но при всём том чую я: непрочна между нами связь в этом мире! Лишь когда мы его покинем, чтоб перейти в мир грядущий, когда небеса процветут цветами и земля преисполнится плодами — тогда встретимся мы на западе, в Чистой земле будды Амиды!» Так написав, отдала Синичке, чтобы та отнесла письмо Филину с великой бережностью.

А Филин тем временем с таким нетерпением ждал ответа — как завидел Синицу, чуть ли не из коготков у неё выхватил послание без всякой учтивости! Синичка обиделась и улетела, а Филин прочёл письмо — и опечалился: то ли это отказ, то ли тайнопись, для его головы слишком хитрая! Загрустил, задремал к утру на ложе из листьев — а во сне ему явился сам будда-Целитель из храма близ Государевой усыпальницы и рек:

«Не отчаивайся — ты получил добрую весть! Пойми лишь сказанное тебе, Филин! Под «этим миром» и «грядущим миром» разумеется нынешняя ночь и грядущая ночь — дождись завтрашнего вечера. “Когда небеса процветут цветами” — означает “когда луна взойдёт”; “Когда земля преисполнится плодами” — означает “когда бледный луч скользнёт по земле”; а под Чистой землёю будды Амиды подразумевается его храм, что к западу отсюда. Проще говоря, завтра ночью, едва взойдёт луна, отправляйся к храму на свидание с барышней!»

Вечером пробудился Филин, преисполненный радости, оделся понаряднее — и полетел к храму Амиды! Вот уж и луна взошла, и трава под нею серебрится — а возлюбленной всё нет; ждал-ждал Филин на храмовом крыльце и начал задрёмывать. Но тут в полночь появилась барышня Снегирюшка, сияя красою и в полном придворном наряде, а за нею поспешает старая нянюшка. Увидела она спящего Филина и произнесла такие стихи:

«Спишь-почиваешь — а клялся давно ли мне в вечной любви ты?

Нет, ты не любишь меня — любишь ты только поспать!»

Встрепенулся Филин и поспешно ответил:
«С вечера ждал я — уснул лишь к полуночи, грустно надеясь:

Вдруг на рассвете с тобой встречусь хотя бы во сне?»

 
 

Тогда барышня Снегирюшка простила его, и они упали друг другу в объятия. Филин говорил: «Будто всю жизнь с ранней юности только тебя я и любил, трудно было нам встретиться — но свидание наше подобно самым безумным моим грёзам!» Снегирюшка в ответ: «Я сызмала слышала о тебе, но и не чаяла встретиться с тобою, и не знала, чем обернётся наша встреча! Рада бы поболтать с тобою подольше, но уже поздно я должна поскорее возвращаться домой, чтоб никто не узнал нашей тайны!» — «Помедли хоть немножко!» — «Нет, нет, не могу! И никому не говори о случившемся!» — с этими словами барышня упорхнула.

Так или иначе, хоть оба и скрывали свою связь, а слухи полетели по лесам и горам: барышня-Снегирюшка одарила благосклонностью старого Филина! И все её друзья и подруги были в большой тревоге: что будет, коли о том прослышит князь Орёл?

И конечно, он прослышал обо всём — и очень разгневался; расправил крылья, взмыл в небо и полетел, чтоб расправиться с Филином. Филин заметил его и поспешно забился в дупло; не стал князь Орёл сторожить его, а в ярости понёсся к барышне Снегирюшке и убил её насмерть одним ударом!

Узнав об этом, Филин возрыдал так жалобно, что никто не мог выносить его стенаний. Бросился он к порогу Снегирюшкиной усадьбы, дабы вспороть себе там живот, но благочестивая Рогатая Сова Кисукэ, из ближней его родни, присоветовала: «Чем кончать с собою, лучше вознеси молитвы Будде за душу барышни!» Поразмыслил Филин — и раздумал кончать с собою.

Вместо этого разыскал он жрицу Адзуса-но мико, что умела заклинать умерших, и умолил её призвать дух Снегирюшки. И дух заговорил с ним устами жрицы:

 

«Не думала я, что так быстротечна окажется эта моя жизнь. Теперь мы разлучены с тобою, мы обретаемся в разных мирах, как ни клялись друг другу воссоединиться в следующем рождении! Много хотела бы я сказать тебе — но немного могу поведать. Прежние грехи мои, страсти и невежество, словно горы, преградили мне путь из ада к новому рождению! А здесь непрестанно пронзают меня острые стрелы, на части разрывая — шесть стрел каждый день и ещё шесть еженощно! Но пуще той боли от стрел — боль от нашей с тобою разлуки. Вся надежда на то, что в следующий раз будет милостивее ко мне Государь Эмма, грозный судия, и смогу я вступить на путь к Чистой земле Амиды!» Так сказав, дух Снегирюшки оставил жрицу.

Лишь горше стал скорбеть после этого Филин. Но, преисполнившись решимости, сбрил он перья на голове и удалился на гору Ко:я, приняв там монашеский сан во внутренней обители. И не раз совершил он паломничество в Кумано, не переставая молить Будду о спасении барышни Снегирюшки из ада. Ибо так он любил свою милую, что никакое подвижничество не казалось ему непосильным!

Комментарии 
19-фев-2012 11:27 am
Спасибо, красивая поучительная история. Как бы вы её прокомментировали?
Интересно почему рассказчик обратился именно к образам птиц, а не рассказал о старике, влюбившемся в девушку, а потом до конца своих дней отмаливал её и свой грех в надежде на встречу в другом мире?

Спасибо Вам за цикл по истории религий, без него было многое не понятно.
19-фев-2012 03:33 pm
Пожалуйста!
В отогидзоси достаточно часто вместо людей выступают животные - и отчасти, конечно, это пародия на "серьёзные" романы и поучительные истории. Но истории остаются трогательными и колоритными и с участием Филина и барышни Снегиря или Обезьяна и княжны Заюшки и т.д.
19-фев-2012 05:27 pm
Интересно, видимо, для пародии были основания. Рассказ не слишком комичный. Возможно, здесь дело в похожести, при замене влюблённого старика с филином, а девушки с холодной снегирюшкой.
В любом случае поучительность в рассказе сохранена, как и в серьёзных романах. Не стоит старому пожившему филину, портить жизнь юной птичке. А юной птичке, отдаваться любви первому попавшемуся филину, умудрённому опытом написания страстных посланий.
Но подвижничество филина ради "спасения души птички" достойно уважения.

Возможно комичность рассказа пока мне не понятна, поскольку не читал серьёзных японских поучительных романов. :)

Интересно было послание девушки и расшифровка послания во сне. Я был очень удивлён, что девушка так прекрасно владела аллегорическим письмом.
А ещё Филин не сдержал своего обещания возвести храм будде-Целителю, златом-серебром изукрашенный. :) А будда Якуси в исполнении желания старика помог.
19-фев-2012 07:03 pm
Вот, может, построил бы он храм - и, глядишь, всё и обошлось бы... :)