umbloo (umbloo) wrote,
umbloo
umbloo

Веер, стрела и крабы (2)

(Окончание. Начало здесь)

На гравюре Куниёси к пьесе «Вечернее сияние на Ясимой» (屋島夕照 «Ясима-но сэкисё:») мы видим справа вдали — корабли Тайра и крошечный веер, поднятый на шесте; в центре Насу-но Ёити въезжает верхом в море, чтобы поразить трудную цель; слева на берегу — Ёсицунэ в окружении соратников. И среди них — Бэнкэй (бритый, как и положено монаху, но в доспехах) смотрит в подзорную трубу на дерзкую девицу, бросившую вызов воинам Минамото. Вместе с ним мы можем её видеть (в кружке, как и положено, глядя в окуляр) — и узнать в ней Тамамуси-но Маэ, давнюю возлюбленную Бэнкэя! Очень драматично.

 
Бэнкэй переживает, а Ёсицунэ его утешает
 
В некоторых пьесах Бэнкэй хранит память об этой любви до конца и поминает Тамамуси в своём предсмертном монологе.
 
(Надо отметить, что в стреле, пронзившей веер, читатели и зрители токугавских времён не замедлили разглядеть фривольный намёк. Соответственно, эта сцена отразилась на многих гравюрах XVIII—XIX вв. в соответствующем виде: Насу-но Ёити со своим луком, Тамамуси со своим веером и окружающие их ратники стали девицами и посетителями из весёлых кварталов…)
 
А что случилось с нашими героями потом? Судьба Бэнкэя общеизвестна — он остался верным сподвижником Минамото Ёсицунэ, сопровождал его в изгнании и погиб вместе с ним.
 В отличие от некоторых его соратников, Бэнкэю, на наш взгляд, повезло с памятником
 
Насу-но Ёити дожил до конца войны, получил в управление княжество и замок,  участвовал в знаменитых стрелковых и охотничьих состязаниях (надо сказать, не всегда успешно). А после смерти своего господина Минамото-но Ёритомо он принял постриг и основал храм; на протяжении семисот лет, до самой Второй мировой, один из каждого поколения его потомков становился монахом этого храма. Умер он в 1232 году на шестьдесят четвёртом году жизни — прямо во время поминального обряда по жертвам гражданской войны.
Что же до дамы Тамамуси, персонажа вымышленного, рассказ о её дальнейшей судьбе мы нашли в короткой и мрачной пьесе Кабуки «Крабы дома Тайра» (平家蟹, «Хэйкэгани», 1912), написанной уже знакомым нам Окамото Кидо:. Драматург рассказывал, что на этот сюжет его вдохновили воспоминания о книжке с картинками, которая произвела на него в детстве большое впечатление: там молодая рыбачка на берегу моря встречала призрак Тамамуси. Ещё бы — ведь и отец Тамамуси, воевода Тайра-но Тамамори, был едва ли не самым знаменитым морским призраком своего времени!

Призрак Томомори (во главе других призраков попроще) на гравюре Куниёси нападает на вражеское судно
 
Действие пьесы начинается на берегу моря близ Данноура — места окончательного поражения войск Тайра (примерно через месяц после битвы при Ясима). Война давно окончилась, род Тайра уничтожен. Сюда, посмотреть на место своего последнего сражения, приходит бывший полководец Тайра, принявший монашеский сан; с ним — трое его детей, рождённых ещё в миру. Пока отец предаётся невесёлым воспоминаниям, ребята бегают по берегу и развлекаются ловлей крабов. А крабы здесь необычные: говорят, в их обличье возродились погибшие в бою воины Тайра, так что на красно-бурых панцирях можно видеть грозные лица самураев в шлемах. Монах объясняет это детям, и те почтительно отпускают пойманных ими крабов на волю.
 
В дальнейшем действии эта семья участия почти не принимает. Зато на берегу появляется красавица Тамакото — младшая сестра Тамамуси. Как и другие придворные дома Тайра, она лишилась прежнего положения, скитается в изгнании и кормится случайными связями с любвеобильными мужчинами. (Это знакомая тема для зрителя — в одном из очень знаменитых танцев Кабуки, грустном и смешном одновременно, выведена другая придворная дама дома Тайра, после их разгрома вынужденная стать разносчицей на рынке, но сохранившая всю дворцовую выучку, стиль речи и повадки). Сёстры порвали друг с другом, поскольку Тамакото встретилась с Насу-но Ёгоро, младшим братом Ёити, и влюбилась в него; более того, тот ответил ей взаимностью и готов даже взять её в жёны: война-то кончилась! Она удаляется для свидания с возлюбленным.
Но для самой Тамамуси война продолжается: она поклялась извести всех Минамото и их соратников, до кого только доберётся, и прежде всего — семейство Насу.

Тамамуси с отцовским якорем
 
Старшая сестра тоже приходит на берег, чтобы произвести страшный колдовской обряд на погибель врагам — а для этого обряда ей понадобится семь «крабов Тайра». Одевшись по-святилищному, в белую кофту и широкие и длинные красные шаровары,  Тамамуси поднимается на ветхий помост, сохранившийся ещё с той поры, когда на нём возносили моления перед битвой. Она машет веером с кипарисовыми планками, вызывает союзников, заклиная их именами самых знаменитых из Тайра — и исполинские крабы, один за другим, выползают на берег. На спинах — лица поименованных витязей, клешни грозно щёлкают, на море поднимается буря — страшно!

Тайра-но Томомори с соратниками на дне морском. Гравюра Куниёси к другой пьесе — но выглядит совсем как: «Слышишь? Нас зовут!»
 
Тем временем возвращается Тамакото вместе с Насу-но Ёгоро — он действительно готов взять девушку в жёны, но она должна получить разрешение старшей сестры на этот брак. Тамамуси делает вид, что согласна, и даже подносит им по свадебной чарке. Но сакэ в чарках настояно на мясе «крабов Тайра» и отравлено проклятием! Отведав, молодая пара лишается сил и опускается наземь, а Тамамуси насмерть забивает их своим чудесным веером.


Это человеческое жертвоприношение завершает обряд — крабы один за другим возвращаются в бушующее море, а за ними следует и сама дама Тамамуси…

Встреча отца с дочерью на гравюре Тиканобу
Tags: Кабуки, Япония
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments