каштан

Вместо (или кроме) тэгов

Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном.
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь (старый сайт) или здесь (новый сайт);
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо"); её сайт здесь.
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное. В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

Collapse )
Мидзару

Камакурские байки – еще про добровольный уход

Добровольной смерти, как и лёгкой смерти, строго говоря, по буддийским меркам не бывает: смерть есть страдание, и когда кто-то выбирает смерть (меньшее зло, как ему кажется, в сложившихся обстоятельствах), то сам этот выбор обусловлен прежними грехами. Но где грань, между желанием умереть и предчувствием скорой смерти, между страхом самой кончины и страхом «будущего века», нового дурного перерождения – на все эти вопросы однозначного ответа нет, остаётся только разбирать примеры, что и делает Тё:мэй.

О том, как некий учитель созерцания отправился на гору Фудараку. О досточтимом Като:
В наши дни жил человек по имени Сануки-но самми. Муж его кормилицы много лет желал возродиться в Чистой земле и вступил на Путь. В сердце своём он думал: таковы условия жизни в этом теле: в любом деле всё может пойти не как рассчитывал. Если, допустим, я тяжело заболею, в последний час буду думать не о том, о чём надо, и очень трудно будет мне исполнить исконный замысел. Только если умру, пока не болею, встречу смерть с правильными помыслами! И решился сжечь себя.
Collapse )
Колонна

Из рассказов Алексея Галанина: Слава

СЛАВА
Уже совсем стемнело, когда в тесной квартире, которую снимал тогда Реттер, зажглась лампа и осветила четверых молодых людей за столом у окна: хозяина, подрабатывавшего в газете, Гиббсона, художника, Аллерсона, младшего из знаменитой актёрской династии Аллерсонов, и Ладиша, маленького щуплого студента, прозванного за белёсые волосы и красноватые глаза «Кроликом». Друзья сидели уже не первый час – редко выдавались вечера, когда все они могли быть свободны. На столе стояли мутные стаканы с пивом – единственным доступным им тогда напитком, и валялись куски хлеба и дешёвой колбасы. Скудость угощения не мешала им философствовать. Collapse )
Мидзару

Мацукава Хандзан: азбука новых времён

Хостинг картинок yapx.ru

Эту книжечку Мацукава выпустил уже при Мэйдзи, в 1873 году, совместно с Като: Ю:ити 加藤祐一 и Мурата Кайсэки 村田海石 – двумя авторами из Осаки, деятельно взявшимися за издание всевозможных учебных пособий для новых времён. Книжка называется «Основы азбуки» 五十韻之原由, «Годзю:ин-но вакэ».
Вот говорят, у японцев письменность громоздкая: две азбуки, да еще иероглифы, да к тому же скоропись весьма отличается от условно-печатного шрифта, а множество книг в этой скорописи и напечатано… На Западе будто бы всё проще – но поди выучи их печатные и скорописные буквы! Поди пойми, когда надо писать по-западному прописными, когда строчными, когда курсивом, и главное, что значит, что в их изданиях что-то набрано так, а что-то этак? В помощь изучающим западные языки, а также гостям Японии, осваивающим местное письмо, вышла книжка, где сопоставлены разные варианты написания одних и тех же знаков.

Collapse )
Мидзару

Камакурские байки: трудные и лёгкие пути

Монах-поэт То:рэн знаменит в основном по одной истории, которую рассказывали Тё:мэй в "Записках без названия", а потом Ёсида Канэёси в "Записках на досуге": как в кругу собратьев-поэтов То:рэн услышал незнакомое слово и тотчас, в ночь и непогоду, отправился к знатоку в другую провинцию - выяснять, что это слово точно значит. А в "Пробуждении сердца" у Тё:мэя есть совсем другая история про То:рэна.

О том, как утопился Рэнгэдзё:
В наши дни жил известный отшельник по имени Рэнгэдзё:. Он был знаком с учителем Закона То:рэном, так уж вышло, что много лет они провели, заботясь друг о друге. И однажды отшельник сказал:
– Теперь я с годами становлюсь всё слабее, нет сомнений, что смертный срок мой близится. Я хочу уйти с правильными помыслами в последний час, на это надеюсь больше всего, и хочу принять смерть, бросившись в воду в тот час, когда сердце чисто.
То:рэн выслушал, встревожился.
– Это не то, чему следует быть. Нужно стремиться хотя бы ещё один день провести, набирая заслуги памятованием о будде. А такие дела – для глупцов и безумцев.
Collapse )
Колонна

Из рассказов Алексея Галанина: Ящерицы

Из "Избранного" 1987 г.

ЯЩЕРИЦЫ

Виктор оглянулся.
– Мне кажется, – сказал он с улыбкой, – что теперь он нас уже не догонит.
Барбара посмотрела на запад. Город уже скрылся за горизонтом, и поднявшееся солнце освещало пустыню – ровную, глинистую и гулкую, без каких-либо признаков жизни, кроме их автомобиля. Видимо, полковник Бириун ещё не хватился их, но если даже и хватился, они были уже слишком далеко. Collapse )
Мидзару

Мацукава Хандзан - журнальные картинки

Хостинг картинок yapx.ru
Покажем несколько других работ Мацукавы Хандзана 松川半山 (1818–1882) помимо книги о подвижниках Чистой земли. Сегодня – его иллюстрации к «Западному журналу» (西洋雑誌, «Сэйё: дзасси»). Вверху – к статье про единорогов. А дальше – к статье про планеты Солнечной системы и тех греческих богов, по которым планеты названы. Текст принадлежит знаменитому мэйдзийскому учёному и популяризатору разных наук Торияма Хираку 鳥山啓 (1837–1914).
Collapse )
Лалаи

Ко дню переводчика

Ко дню переводчика – наши поздравления всем причастным!

Эти стихи здесь в журнале когда-то были, только без пояснений, откуда они. А они – попытка переложить «Гион сё:дзя», с которого начинается «Повесть о доме Тайра». Перевод Ильи Оказова, один из его опытов – вслед за Брюсовым – по сопоставлению античных размеров с дальневосточными. Ну вот танка прекрасно переводятся элегическими дистихами, но, может, и другие размеры пригодились бы? Оказов меня попросил какие-нибудь ещё стихотворения ему пересказать, я начала с «Гиона». Это две алкеевых строфы, – сказал он, и перевод у него сложился сразу же, получаса не прошло. Дело было в 2011 году.

Гудит надгробный храмовый колокол —
Непостоянны сильных деяния,
Короткий срок отмерян гордым,
Как сновиденье весенней ночью.

Цветут деревья, плачем окутаны, —
За процветаньем грянет падение,
Могущество, и мощь, и доблесть,
Пыли подобно, летят по ветру.

Вот как звучит оригинал, исполняет Кавамура Кёкухо.

Под катом подстрочник:

Collapse )
Мидзару

Камакурские байки: демонские козни в смертный час

Еще один рассказ Камо-но Тё:мэя о том, что значит быть "мудрым другом", тисики, у смертного одра.

Рассказ о том, как одной даме в смертный час явились демоны
Одна дама, жившая при дворе, отвратилась от мира.
Она заболела, и когда конец был близок, призвала одного отшельника быть ей мудрым другом: он побуждал её молиться, памятовать о будде, а она вдруг совсем побледнела, будто испугалась. Отшельник удивился, спросил:
– Что за зрелище предстало твоим глазам?
Collapse )
Колонна

Из рассказов Алексея Галанина: Пересмешник

Об этом псевдониме было тут. Рассказ - из "Избранного" Галанина 1987 г.

ПЕРЕСМЕШНИК

Под щекою топорщился жёсткий сухой лист. Кристьян Крамер открыл глаза. Листья, листья, листья – жёлтые, красные, бурые на сырой земле. Запах гнили полз в ноздри, и Крамер подумал, что это хорошо – меньше хочется есть.
Он не ел уже несколько дней. Сколько – он не знал, так часто теряя сознание, что оказался неспособен к счёту. Надо было всё же вспомнить, что произошло.
Он – капитан Кристьян Крамер. Он бежал в лес от врагов, захвативших лагерь. Почему его не убили? Он был отрезан от схватки. Он сидел на гауптвахте, когда взрыв оглушил его. Collapse )