?

Log in

Умблоо
Умблоо
Павсаний и его звери (2)  
27-янв-2017 10:30 am
Колонна
(Продолжение; начало тут)

2. Рогатые змеи и рогатые слоны

Драконы у Павсания — это в основном любые большие змеи, просто их в древности было больше, чем в нынешнее время. И примером таких оказываются как раз змеи из святилища Асклепия в Эпидавре: «Все змеи и особенно одна их порода с более желтоватой кожей считаются священными змеями Асклепия; к людям они кротки и водятся только в области Эпидавра. То же самое я наблюдал и в других странах: так, только в одной Ливии водятся сухопутные крокодилы, длиною не меньше как в два локтя, только из одной Индии доставляется много странных животных, а из птиц — попугаи. Змей же больших, в тридцать и более локтей, которые водятся у индусов и в Ливии, эпидаврийцы считают другой породой, а не драконами» (II, 28, 1).
Большинство драконов (кроме Гидры), стало быть, не ядовиты; но о ядовитых змеях Павсаний тоже пишет много. «Эпита, когда он отправился на охоту за дикими зверями, убило не какое-либо более сильное животное, но совсем невидная сепс. Эту змею я и сам как-то видел. Она меньше ехидны, пепельного цвета, кое-где покрытая пятнами; голова у нее плоская, шея узкая, брюхо широкое и короткий хвост; ползает она так же, как и другая, так называемая рогатая змея, двигаясь вбок, как раки» (VIII, 4, 4).

С другой стороны, есть в Греции и сравнительно безвредные змеи, причём даже не Асклепиевы (IX, 28, 1-2): «Из всех гор Эллады Геликон обладает наиболее плодородной почвой и весь зарос культурными деревьями; так, кусты земляничного дерева, густо поросшие по нему, дают здесь повсюду прекрасную пищу для коз. Живущие по горе Геликону говорят, что все травы и коренья по этой горе никогда не причиняют смерти человеку. Даже у змей травы здешних лугов делают их яд более слабым, так что многие, укушенные ими, обычно избегают смерти, если обратятся к какому-нибудь ливийцу из племени псиллов или вообще примут какое-либо подходящее противоядие. Достоверно известно, что яд наиболее ядовитых змей вообще в равной степени гибелен как для людей, так и для всех животных, но что сила яда у них зависит главным образом от того, чем они питаются. Так, я знаю — а это я слыхал от одного финикийца, — что в горной Финикии особенно ядовитыми делают гадюк коренья, которыми они питаются). Он говорил, что сам видел человека, который бежал от нападения гадюки; спасаясь, он влез на дерево; подоспевшая гадюка дохнула струей яда на дерево — и человек перестал жить. Вот что я слышал от него.
А вот в стране арабов с теми гадюками, которые живут под кустами бальзамового дерева, насколько я знаю, происходит другое. Величина куста бальзамового дерева приблизительно такая, как у миртового куста, а листья его такие же, как у зелени майорана. Арабские гадюки в большем или меньшем количестве живут под каждым кустом. Пищей им служит сладкий сок бальзамового дерева, да и вообще они любят жить в тени растений. Когда наступает пора для арабов собирать сок бальзама, каждый из них несет против этих гадюк две деревянные палки и, стуча по дереву, прогоняет гадюк; убивать их они не хотят, считая их посвященными этому бальзамовому дереву. Если кому случится быть укушенным этими гадюками, то рана похожа на рану, нанесенную железным оружием, но яда их бояться не приходится: так как эти гадюки питаются самым душистым соком, то и их яд, смешавшись с ним, превращается из смертоносного в более безвредный. Таковы-то там случаи.»


К другим диковинным животным Павсаний, как мы видим, тоже питает немалое любопытство. И на первом месте для него слоны — потому что как же ими можно не интересоваться?
«Слоновую кость, которая употреблялась для разных изделий и бывала в руках у художников, конечно, все знали с давнего времени; самих же животных, прежде чем македоняне не перешли в Азию, вначале никто не видал, кроме самих индийцев, ливийцев или их соседей. Это видно из Гомера, который ложа и жилища самых богатых царей разукрашивает слоновой костью, а о слоне как живом звере нигде не упоминает; если бы он его видел или слышал о нем, то, мне кажется, упомянул бы о нем гораздо скорее, чем о сражении пигмеев с журавлями.» (I, 11, 4)

Правда, представление о слонах у него несколько своеобразное:
«Те люди, которые считают, что у слонов изо рта выдаются наружу зубы этих животных, а не рога, этим людям надо посмотреть на лосей (это дикие животные в стране кельтов) и на эфиопских быков. Рога у лосей-самцов растут над бровями, а у самок их совсем не бывает; а у эфиопских быков рога растут на носу. Чему же тут так удивляться, если у животного рога растут изо рта? Кроме того, они могут понять свою ошибку вот из чего еще: рога у животных через известный период времени спадают и затем снова вырастают; это бывает у оленей, у косуль, то же случается и со слонами. А чтобы зубы вновь выросли у какого-нибудь уже взрослого животного, этого никогда не бывает. Если бы у слонов это были не рога, а выдающиеся изо рта зубы, как бы они могли вторично вырасти? Кроме того, по своей природе зубы не поддаются огню; рога же как и быков, так и слонов можно сделать из круглых плоскими и придать им любую форму при помощи огня. (У гиппопотамов и кабанов бивни растут из нижней челюсти; рогов же, которые бы росли из нижних челюстей, мы не видим). Да будет всякому известно, что у слона рога, начинаясь у висков, растут сверху вниз и затем уже выходят наружу. Это я пишу не на основании слухов, но сам видел череп слона в Кампании в храме Артемиды; храм находится от Капуи на расстоянии тридцати стадий, а эта Капуя является столицей Кампании. Конечно, рога слона не похожи на рога других животных и по природе своей различны, так же как и слон по величине и виду не похож ни на одно животное. И мне кажется, это является доказательством большого честолюбия эллинов и их щедрости при почитании богов, если они, не жалея денег, ввозили: слоновую кость от индийцев и из Эфиопии, чтобы делать из нее статуи» (V, 12, 1)
Видимо, капуанский череп (принадлежавший одному из слонов Ганнибала) был составлен из отдельных костей — в соответствии с представлениями служителей храма. Но для Павсания «я сам видел» — важнейшее доказательство в любом вопросе (что и неудивительно). А встречал ли он живых слонов — непонятно.
Слоны долговечны, но ещё дольше могут прожить олени: в IV в. до н.э. в Аркадии поймали лань, которая: «была уже стара и слаба, и на шее у нее был ошейник, и на этом ошейнике надпись: “Поймана ланью была я еще молодой и цветущей. Это то время, когда уж под Троею был Агапенор.” Таким образом, этот рассказ доказывает, что олень — животное еще более долговечное, чем даже слон.» Свидетельство, конечно, сокрушительное!
Комментарии 
27-янв-2017 12:33 pm
interesno, chem rukovodstvovalsja tot, kto na nee oshejnik nadel :)
27-янв-2017 01:14 pm
Подозреваю, это был тот же, кто её поймал...
27-янв-2017 01:24 pm
"гадюка дохнула струей яда на дерево" - а там разве встречаются плюющиеся кобры?.. впрочем, и те не слишком дальнобойны...

насчёт влияния пищи на ядовитость - со змеями это вроде бы не так, но фугу и многие другие морские животные яд получают именно из корма.
27-янв-2017 01:30 pm
Насчёт пищи - это было общепринятое мнение, это и у птиц встречается (у дроздовых мухоловок-питоху, которых одно время объявили прототипами ядовитой птицы чжэнь - только вот в Китае не водятся ни эти птички, ни насекомые, влияющие на их ядовитость...), вроде бы даже у Плиния есть.
А змеи, дышащие ядом - это всё же, видимо, фольклорный мотив какой-то.
29-янв-2017 09:29 pm
Господи, какой он классный!
29-янв-2017 11:58 pm
Он совершенно замечательный. Может, ещё выложим из него выборку провинциальных мифов - например, о том, что Сфинкс приходилась Эдипу сестрицей, а вот Ифигения Клитемнестре - вовсе не дочерью; и как Сирены состязались с Музами в пении...
30-янв-2017 02:07 am
Да, непременно расскажите ещё!
30-янв-2017 10:26 am
Через неделю где-нибудь, наверное, или дней через десять, когда подборку наберу.
Вообще Павсаний одновременно уютный и жутковатый. Уютный - за счёт всех его азартных интересов и любви к своему делу, невинного хвастовства и деловитого воображения. А жуткий - из-за постоянного рефрена "если идти дальше, то будет то место где стоял город Тиринф (Фивы, Мегалополь, Микены, Делос, вплоть до Вавилона...) - там сейчас ничего не осталось, кроме таких-то руин или такой-то деревушки с землянками". И объяснение, как так вышло - иногда за счёт внешних нашествий, македонских или римских, иногда за счёт политики переселений (по Павсанию лучше всего видно, какой это был массовый и регулярный кошмар), и столь же часто - за счёт вполне местного агрессивного раздолбайства или просто оскудения выработанной подчистую земли. "Некогда превосходившие всех своим богатством египетские Фивы и минийский Орхомен ныне по своему благосостоянию уступают владениям и состоянию человека среднего достатка, а Делос, бывший некогда торговой гаванью для всего эллинского мира, если не считать гарнизона, присылаемого из Афин для охраны храма, из самих делосцев не имеет ни одного жителя". И всё же - надежда: на его век пришлось трое императоров (Антонинов), которые к Греции благоволили или хотя бы не разоряли, так может, всё как-то и выправится?