?

Log in

Умблоо
Умблоо
Свежие записи 
Здравствуйте!


В этом дневнике нас двое.
Одна - Надежда Трубникова, в других местах подписываюсь еще и как Сару и как Б.Тайбер. В комментариях появляюсь под разными обезьяньими картинками.
Другой - Илья Оказов, в других местах - Келл или Кладжо Биан. В комментариях - под картинкой псоглавца или бородача с трубкой.
Совместные комментарии под картинками лапчатого листочка или грамотейки под окном. 
Стихи по греческим мифам и рассказы про исламский мир тут работы Келла. Записи про эпоху Камакура - Сару. Остальное в основном общее, в том числе:
- Очерки про японских богов и зверей и про японский театр;
- Выкладки по стране Мэйан и ее окрестностям. О ней подробнее здесь;  
- "Рассказы Облачной страны" (по метке "Идзумо").
Облачная страна — выдуманная. Такой, по-нашему, могла бы быть Присолнечная держава, если бы удались некоторые из ее провальных замыслов. И наоборот, не сбылись бы кое-какие ее успешные начинания.

А здесь - сайт Н. Трубниковой про Японию.
Если кто захочет комментировать наши записи - очень просим по возможности воздержаться от матерной брани и нарочито авторского правописания.


Что такое Умблоо?
В мэйанских народных поверьях это такая баснословная синяя круглая тварь со многими глазами, которая испущает синюю пену и вопит "Умблоо!" В мэйанском обиходе - универсальное нематерное ругательство, которым можно заменить почти любое существительное.  В позднем Мэйане - название детского журнала вроде "Мурзилки".
А в Мэйан оно попало из одной былички, рассказанной у О.Лутса.

24-сент-2016 10:27 am - Монахи и мошенники
Мидзару
В «Сборнике наставлений в десяти разделах» идут подряд несколько рассказов про монахов и мошенников (раздел 7, о рассудительности, рассказы 22–24). Почему обмануты оказываются именно монахи? Во-первых, часто это люди небедные, хотя общинный устав и предписывает всячески ограничивать потребности. Монашеские «кельи», о каких тут говорится, - это не хижины меньше четырёх квадратных метров, как у Камо-но Тё:мэя в «Записках из кельи» (хотя и у него там разного добра хватало); это небольшие усадебки, где кроме монаха живут его ученики, служки и гости. Во-вторых, монахи доверчивы, потому что воображают себя мудрыми, а в-третьих, жадны и часто не по-умному предприимчивы, и эти два качества сочетаются очень удачно для жуликов.
Монахи и мошенникиСвернуть )
21-сент-2016 10:11 am - Японский бестиарий (5)
псоглавец
(Продолжение. Начало 1, 2, 3, 4)
Мелкие и пушистые
«Мы не белки! Мы бурундуки!»
(Чип и Дейл)
Кого Такаги Сюндзан явно любил, так это белок: в «Хондзо: дзусэцу» их много, разных разновидностей. Некоторые выглядят вполне привычно для нас, как на конфетной обёртке:
Белки, бурундуки и другиеСвернуть )
18-сент-2016 12:08 pm - Про индийских эльфов
каштан
Читаю сейчас нововышедшие в Литпамятниках «Исландские пряди» — с большим удовольствием, как и следовало ожидать. Узнал много нового — например, что в Индии, оказывается, тоже эльфы водятся, вполне в духе «Подземелий и драконов».
В сказочной (самой, пожалуй, сказочной из всех в книге) истории про Торстейна Силу Хуторов герой пристраивается к воришке-тролльчонку и попадает на царский пир в волшебной стране (местной, скандинавской). «…видит Торстейн, как в палаты входит человек и приветствует конунга. Он говорит, что явился к нему из Индии, из горы, которая носит название Луканус, и что он посланей тамошнего ярла, и объявляет конунгу, что сам он альв. Он поднёс конунгу золотое запястье, и тот решил, что ему не доводилось видеть ничего лучше…» Ну, запястье Торстейн у него спёр, с помощью тролльчонка и собственной доблести ускользнул от погони и потом много приключался, в том числе и с карлами, и с великанами. Но вот индийские эльфы — этого я не ожидал…
каштан
Осенняя дождливая пора. Барышень несут на закорках по лужам здоровенные слуги

И дождь, и ветер...Свернуть )
15-сент-2016 10:02 am - Японский бестиарий (4)
псоглавец
(Продолжение. Начало 1, 2, 3)

Большие и хищные

Если для европейца «хищник» - это, пожалуй, прежде всего волк, то в Японии, стране не скотоводческой, волков не слишком боялись и поминали нечасто – да и водилось их там мало. В старинных сюжетах волк зловещ — но скорее как падальщик, разрывающий могилы и гложущий кости покойников.
Волки, тигры и другиеСвернуть )
Сару серьёзный
(Окончание. Начало тут)

Ещё один любимый сюжет Каваками Сумио — первые встречи японцев с португальцами и голландцами, «южными варварами»:
Обыкновения южных варваровСвернуть )
Сару серьёзный
Когда в конце XIX века на Западе возникла мода на всё японское, европейцы и американцы бросились скупать за гроши японские гравюры — а образованные японцы удивлялись: «Это же ширпотреб, дешёвка, что они нашли в этих картинках?» Что не помешало японской гравюре оказать влияние на многих западных художников.
Это известная история. Куда реже случалось обратное: чтобы японский художник вдохновился европейским лубком и дешёвыми гравюрами. О таком случае мы сейчас и расскажем.
Про Каваками СумиоСвернуть )
8-сент-2016 10:34 am - Японский бестиарий (3)
псоглавец
(Продолжение. Начало 1, 2)



Главные японские оборотни — это, конечно, лисы (狐, кицунэ) и барсуки (狢, тануки). Правда, на самом деле тануки — не барсук, а вовсе другой зверь, енотовидная собака, но на русский и английский его чаще всего переводят именно барсуком. Впрочем, настоящий барсук (貛, анагума, «норный медведь») японцам тоже известен, хотя оборотничеством и не прославился. Но в энциклопедию «Хондзо: дзусэцу» попали все они.
Правда, не оборачиваютсяСвернуть )
Сару серьёзный


В этой истории пять действующих лиц. Положительный герой: регент Фудзивара-но Митинага, он же господин Мидо:, монах в миру (966–1028). Верный сподвижник: его белая собака. Добрый волшебник: Абэ-но Сэймэй, знаток науки Темного и Светлого начал. Злой волшебник: монах До:ма. И пятый, самый таинственный, за сценой.
История сохранилась в нескольких изводах, мы покажем тот, что из «Сборника наставлений в десяти разделах» (раздел 7, рассказ 21).
Читать дальше...Свернуть )
2-сент-2016 10:35 am - Японский бестиарий (2)
псоглавец
(Продолжение. Начало здесь)

Итак, начинаем выкладывать разных зверей из токугавской энциклопедии с обманчивым названием «Рисунки с пояснениями о травах и кореньях» (本草図説, «Хондзо: дзусэцу»). Начнём опять с обезьян.

Обезьяны всяческиеСвернуть )
Кладжо Биан
(Окончание. Начало здесь)
«Наш разговор был прерван стуком колес и громкими голосами. Я выглянул в окно и увидел небольшие дрожки, в которые впряглось множество юношей крепкого телосложения, находящихся в отличном настроении. Я спросил у Марини, что это означает, и услышал в ответ, что королева поедет в церковь. Вскоре вошел слуга и доложил, что экипаж подан. Номаханна любезно предложила мне поехать вместе с ней. Я с благодарностью принял это приглашение, опасаясь, что мой отказ может ее обидеть, хотя предвидел, сколь комично мы будем выглядеть с нею в дрожках.
Номаханна надела белую коленкоровую шляпу, украшенную искусственными китайскими цветами, взяла в руки большой китайский веер и натянула на ноги пару грубых матросских сапог. Затем мы отправились в путь. Когда мы спускались по лестнице, королева знаком дала понять, что занятия окончены. Мне показалось, что ученики, в особенности пожилые, весьма обрадовались этому известию.
Внизу у двери толпились любопытные, которые желали насладиться созерцанием того, как королева поедет вместе с русским офицером. Молодые люди, стоявшие перед экипажем, гоготали от удовольствия и ждали только приказания, чтобы тронуться с места. Однако прошло некоторое время, прежде чем мы разместились в дрожках. Дело в том, что последние оказались слишком узкими, а моя спутница — слишком широкой, так что мне пришлось усесться на самом краю сиденья. Находясь в таком положении, я легко мог потерять во время езды равновесие. Чтобы избежать подобной беды, королева крепко обхватила меня своею могучей толстой рукой. Эта поза, равно как и разительный контраст между нашими фигурами, являла, несомненно, весьма забавное зрелище.

И далее...Свернуть )
Кладжо Биан
Несмотря на всю литературную моду XVIII — начала ХХ веков на «прекрасных туземок», в настоящих записках путешественников они появляются редко и ненадолго. Там-то все они «прелестны», сям-то — «безобразны», один путешественник обращает внимание на их тяжёлый труд, другой — на влияние в семье; иной капитан отмечает благосклонность туземок к его матросам (с одобрением или наоборот), а иной сожалеет, что они от белых прячутся. Но в любом случае это — «местные женщины вообще», очень редко взгляд путешественника вычленяет какую-нибудь определённую женщину и обращается на неё лично.
Показательным исключением здесь оказывается Отто Коцебу. Большинство его упоминаний о туземках вполне укладывается в описанные выше пределы, однако есть показательные исключения, когда какой-то женщине посвящает страницу своих записок, а в одном случае — даже десятки страниц, причём никакого «романтического интереса» заподозрить тут нельзя: ему любопытен именно определённый человек. Почти все эти случаи относятся к Гавайским островам — к этому краю у Коцебу было особое отношение.
А почему?Свернуть )
26-авг-2016 10:22 am - Японский бестиарий (1)
псоглавец
«Китайский бестиарий» мы тут уже представляли, теперь дошло дело до японского.
В первой половине XIX века в токугавской Японии была создана огромная иллюстрированная энциклопедия под названием «Рисунки с пояснениями о травах и кореньях» (本草図説, «Хондзо: дзусэцу»). Название было дано в подражание китайскому образцу и далеко не отображало всего содержания. Примерно половину этого собрания действительно составлял ботанический атлас — на рисунках целиком и по частям разные растения, в пояснениях — их названия, места произрастания и свойства.
Много картинок и немного текстаСвернуть )
псоглавец

По европейской геральдике всякие нетопыри разлетелись главным образом из Испании, точнее — из бывшего Арагонского королевства. Там — в Валенсии, каталонии, на Балеарских островах — они раньше всего завелись, там и до сих пор чаще всего встречаются. Обычное их место — на короне над щитом.
Как разлетались летучие мышиСвернуть )
20-авг-2016 09:57 am - Хэйанский детектив
Мидзару
В «Собрании наставлений в десяти разделах» есть одна по-настоящему детективная история: с мотивом, преступлением, расследованием, путаницей в показаниях, изобличающими уликами и поучительной моралью. Само преступление, однако, довольно необычно, хотя и знакомо, например, любителям дальневосточного исторического кино. О главных героях этой истории из других источников почти ничего не известно, кроме послужных списков.

Рассказ 4–3

«Во времена отрекшегося государя Хорикава-ин [1089–1107] в Средних палатах дворца [= в покоях принцессы] служила некая дама по имени Сакин, несравненная красавица. Один из глав военного ведомства Минамото-но Накамаса полюбил её.»
И что из этого вышло...Свернуть )
псоглавец

Календарь Огата Гэкко: — по «старому стилю», так что на этой картинке уже пришла осень, самое лучшее время для любования луною. За выпивкой и закуской, конечно.

И немного барсуков-танукиСвернуть )
Лалаи

Повесть Железникова «Каждый мечтает о собаке» печаталась в «Пионере» весною 1966 года, а осенью, в номерах 9-10, там же шла повесть Бориса Никольского «Дети до шестнадцати» — тоже с рисунками В.Перцова. Борис Никольский (1931-2011), будущий главред перестроечной «Невы», к тому времени писал в основном об армии (и печатался в «Юности», «Смене», чуть-чуть и в «Пионере»). Железникову его тогдашние вещи, конечно, сильно уступают, но «Дети до шестнадцати» — повесть хорошая и довольно необычная. Читал (и перечитывал) я её в той же подшивке журнала, что и «Каждый мечтает о собаке» - и не мог не сравнивать.
Читать дальше...Свернуть )
псоглавец
(Окончание. Начало тут)

Второй выпуск «естественной истории» от Утамаро и современных ему поэтов посвящён моллюскам и их раковинам. Назывался он «Находки в пору отлива» 潮干のつと, «Сиохи-но цуто» и построен по другому принципу, чем книжка про гадов. В Японии и при Утамаро, и раньше, и позже в большом ходу были сборники «Тридцати шести бессмертных поэтов» — старинных, хэйанских, для кого и было придумано это собирательное прозвище, или более поздних, которые на них равнялись. Здесь тоже отобрано шесть шестёрок лучших (по версии издателя) сочинителей шуточных стихов кё:ка. Воспели они не тридцать шесть разновидностей раковин, а больше: один посвятил свои строки целой раковинной куче.
Немножко ракушек и много птицСвернуть )
псоглавец
Китагава Утамаро (ок. 1753–1806) больше всего известен, конечно, портретами красавиц. Но создавал он и совсем иные портреты. В 1788–1790 годах издатель Цутая Дзю:дзабуро: затеял выпуск серии необычных иллюстрированных сборников: наподобие старинных поэтических состязаний, только стихи чтобы были шуточными, в жанре кё:ка, а представляли их команды птиц, зверей, рыб, ракушек и гадов. Каждый ход в соперничестве — два стихотворения, правое и левое; соответственно, одна птица состязается с другой и т.д. Стихи могли быть или от лица животного, или, чаще, оно оказывалось главным героем или основным мотивом. Вообще же герои, узнаваемые за этими стихами, — красотка из весёлого квартала и её поклонник, они друг друга на разные лады сравнивают с воробьями, лягушками, устрицами и прочими существами. Замыслом этим заинтересовались несколько десятков поэтов разной степени известности, а картинки ко всем выпускам были поручены Утамаро. Его наставник Торияма Сэкиэн (знаменитый прежде всего своей энциклопедией нечисти) написал к первому выпуску трогательное послесловие, где описывал, как Утамаро любит родную природу (ту, что в лесах, полях и на побережьях, а не ту, что в весёлых кварталах).
Как многие издательские замыслы, этот не был доведён до конца, до зверей и рыб дело так и не дошло. Вышли три сборника, посвящённые, соответственно, гадам, ракушкам и птицам. Зато изданы они были роскошно: бумага подбиралась для каждой картинки отдельно, украшалась блёстками и т.д. Давайте сегодня посмотрим первый из этих сборников.
Всякие мелкие твариСвернуть )